курс по тантрическому сексу

Панчаятана Пуджа: методика достижения Свастики

Мощный метод улучшения Кармы - Панчаятана Пуджа

Posted by Администратор

Существует две формы поклонения: поклонение в храме и домашнее поклонение.

 

Храмовое божество установлено, освящено и закреплено в храме. Идол или образ пробуждаются с помощью церемонии прана-пратиштха (установление дыхания или жизни в идоле, чтение гимнов и мантр и открытие глаз). Это нисхождение божественного в идола.

Прана - это дыхание. пратиштха - это установление, покой, положение или посвящение идола. Мурти Стапана ( Церемониальное омовение идола в воде и т. Д., Очищенное мантрами) - это церемониальное размещение идола в храме. Предание гласит, что глаза божества открыты для восходящего солнца в Пранапратишхе в храме. Ньяса (последовательное касание частей тела божества, в которых находятся божества-резиденты: Индра как рука, Брахма как сердце, Солнце как глаза ...) Открытие глаз - основной момент церемонии, отмечающий завершение посвящения идола. Божество ложится спать и просыпается утром в сопровождении церемоний.

Панчаятана Пуджа это почитание  пяти божеств : Солнце, Деви, Вишну, Шиве, Ганеша  

 

Почитающий Проявление Абсолюта в виде Формы  помещает своего любимого бога (Ишта Девата) в центр, а остальные четыре в четыре угла. Центральным божеством в соответствии с предпочтениями могут быть Шива, Вишну, Ганеша, Солнце или Богиня.

Панчаятана может переноситься во время путешествий, поэтому преданный может предлагать поклонение вне дома.

(В традиции Адвайта-Веданты Ниргуна Брахман (Брахман без качеств) - это Пара Брахман. В других традициях Веданты - это Сагуна Брахман (Брахман с качествами). В Вайшнавизме и Шиваизме Вишну и Шива, соответственно, являются Пара Брахман. В Шактизме Деви - проявление Пара Брахмана. )

Смотрите конфигурацию ниже. Посередине находится Вишну-центральное  поклонение ов Панчаятане. В четырех углах находятся конфигурации, ориентированные на Шиву, Солнце, Деви и Ганешу.
ПОСВЯЩЕНИЕ В ТАНТРА-ПРАКТИКУ "ПАНЧАЯТАНА"

О Ритуалах: Индуизм и Тантризм

О значении ритуалов в повседневной жизни.

Posted by Администратор
Cover Image

Индуизм полон ритуалов. Есть ведическая ягна, где призываются небесные божества, не имеющие формы. Есть агамическая пуджа, где божество видится как идол, с которым обращаются как с гостем - приглашают, купают, одевают, кормят и восхваляют. Есть самскара - ритуалы для перехода из состояния в состояние, как свадьба, рождение, смерть. Есть утсава - ежегодные праздники. Есть врата или послушания, соблюдаемые в определеные дни. Некоторые обязательны, другие добровольны. Некоторые ритуалы определяются движением солнца и луны, а другие не планируются. Ритуалы полны цветов и ароматов, жестов и песен, историй и представлений, угощений, музыки и нарядов. Они делают индуизм видимым. Без них в индуизме нет ничего, что можно было бы увидеть, услышать, понюхать, отведать или потрогать.

Но ритуалы - не уникальная особенность лишь индуизма. Все человеческие существа имеют ритуалы. Ритуалы по сути своей язык, способ коммуникации через формальные, заученные жесты. К примеру, салют в армии - ритуал признания старшинства по рангу. Ритуал - один из способов, которым культура передает идеи по наследству будущим поколениям. Наследование ритуала часто не значит понимание его значения. Имеет он для вас смысл или нет, вы обязаны его исполнять для блага будущих поколений, которые могут увидеть в нем смысл.

 

На чисто механистическом уровне, даже без понимания, ритуал привязывает нас к общине. К примеру, ритуал намаза объединяет всех мусульман. Имеет ритуал смысл или нет, кажутся ли утверждения о его происхождении и значении имеющими смысл для рационального ума, простой акт его выполнения определяет индивидуума как часть общины.

 

Ритуалы могут быть религиозными или светскими. К примеру, пуджа - религиозный ритуал. Вечеринка в день рождения - светский ритуал. Оба имеют свод правил, которым должно следовать. Иногда правила строги: к примеру, то, как католический священник совершает Воскресную мессу определен Римским папством, а то, как отмечаются дни рождения сотрудников определен HR-отделом корпорации.

 

В 19-м веке, в попытке заставить индуистов защищаться, европейские ориенталисты выдвинули идею, что религиозные народы примитивны - и, следовательно, склонны к ритуалам, а образованные народы отвергают ритуалы. Ритуалы были приписаны к таким идеям, как Бог. Это слово не использовалось для ритуалов, созданных для пробуждения веры в светские идеи, такие как государство. Подумайте о параде в День Независимости: по сути, никакой разницы с празднования дней рождения божеств. Оба вносят вклад в создание общности - светской или религиозной. Первое пробуждает патриотизм, второе - преданность и благоговение.

 

В ведические времена, совершения ягны считалось кармой и дхармой. Позже слова карма и дхарма стали применять к социальным действиям. Так, свадебная церемония стала ритуалистичной и обязательной вещью, устанавливающей связь человека с еще большей общностью, включающей его предков и даже богов.

 

Ритуалы можно назвать искусством. Как и искусство, ритуалы действуют на человека на уровне инстинкта, через тело, а не через произнесенные слова. Вы его ощущаете. Вы чувствуете его. Мудрость устремляется в тело через органы чувств и через пробуждение эмоций. Мы можем стать ее свидетелями - так же, как свидетелями пуджи. А можем даже поучаствовать. Но если вы видите ее как туристы, отрешенно, она не вызовет того отклика, который вызывает в в том, кто позволяет искусству взять над ним власть. То же самое случается в музеях: некоторые люди реагируют на искусство, потому что они ему открываются, а другие просто не понимают, в чем здесь смысл.

 

Ритуалы также играют важную роль в заполнении времени, чтобы ум был занят действием и не скучал. Поэтому каждое воскресенье христиане идут в церковь. Обязательства структурируют время семьи и общины. Они создают повторяющийся ритм. Для индуистов ежегодные процессии фестивалей скрепляют общину и отмечают ход времени, и позволяют им предвкушать что-либо. Время перед наступлением сезона дождей отмечено празднованием Шивратри и Холи, а время после сезона дождей - Дивали и Дассеры.

 Ритуалы могут быть душащими и подавляющими, если они основаны на обязанности, а не на свободной воле. Представим, что кого-то семья заставляет совершать определенный ритуал день за днем. Для независимого человека это может быть просто пыткой. Но для того, кто хочет быть частью экосистемы, это играет ключевую роль в присоединении его к социальной группе - семье, касте, племени или коллективу. Иногда мы полностью погружаемся в ритуал, и потом чувствуем себя великолепно, и у нас нет никаких негативных эмоций, поскольку мы часть этого действа. Так что в языке, называемом ритуалом, есть и хорошие, и плохие аспекты. До тех пор, пока мы люди, до тех пор, пока мы хотим объединить человечество в общность, пока мы хотим чувствовать, что в жизни есть система и предсказуемость, нам нужны ритуалы.

Почитание йони и практика майтхуны

О главных практиках вамачары.

Posted by Администратор

 

« Человек, не обнимающий женщину и не целующий ее йони – каким вообще образом может служить тебе, о Богиня?
 
»

Почитание йони (йони-пуджана) – сердце практики тантрического (каула) шактизма. Само слово «каула» может быть переведено также как «принадлежащий йони». Почитание йони – главная часть ритуала паньчататтвы (паньчамакары, «тантрической литургии»), называемая «особой таттвой». В йони-пудже в действительности почитаются все пять макар, так что она эквивалентна полному ритуалу, в то время как «пуджа, совершенная без почитания йони, – все равно, что не совершенная вообще» (Деви-ямала). Это верно не только в отношении внешней пуджи (bahiryAga), но и внутренней (antaryAga): почитание йони должно быть постоянной медитацией, бхаваной. В 8-й главе «Йони-тантры» говорится: «Медитируй с йони на языке, йони в сознании, йони на слуху, йони в глазах. О Богиня, вся садхана тщетна без йони. Поэтому оставь другие виды поклонения и почитай лишь йони».

На пути вамачары («следование ваме, женщине») садхака реализует Кула-самарасmю, маханир-вапу, именно благодаря йони. Поэтому в молитве перед майтхуной есть обращение: «О Йони, даруй мне мукти (освобождение)!» С одной стороны, йони – это путь, «врата» (moxadvAra), с другой – символ самой конечной реализации. ККС называет йони «великим счастьем» (махасукха); этим же термином буддийские Тантры называют нирвану.

Йони – главное святое место (pITha), «ибо она явлена из любви Деви» (ЙТ, 1.5), «высшая питха из всех питх» (КН, 9.37). Эта питха (kAmarUpa) проявлена телесно «в йони-мандале женщины» (КН, 9.37), душевно – как эротический (shrl-NgAra, mAdhurya) вкус бхакти (КН, 9.99; ЛC, 376; «shrl-NgArapITha-vAsinl» – «Вамакешвара-тантра»), и духовно – как самарасъя, Махакула (КН, 9.37, 5.61). В связи с этим «Гуптасадхана-тантра» прямо говорит: «Оставь все святые места и ищи общества женщины».

 
Таблица 1.

Высшая Богиня имеет три «тела», соответствующие трём уровням Речи (КН, 9.98), трём частям (kUTa) Шри-видьи и т. д. (см. табл. 1).

Когда почитание йони включает в себя все эти уровни, лишь тогда оно целостно и угодно Богине. Садхака может начать «сверху», а потом воплотить это внешне (самая-марга), может начать «снизу» и затем низвести в готовый сосуд благодать. Каула-тантры предлагают именно этот второй путь, ибо он является естественным (сахаджа) и потому более быстрым и легким. Однако это верно только для вира-садхаки, необходимые качества которого – «радость в Духе, преданность женщине и контроль органов чувств (индрий)» (Вира-тантра). Из них основное – «стойкая бхакти» (МТ 10.67). К вирам обращены слова «Йони-тантры» (8.2): «Без соития нет освобождения. Экстатично почитай обнажённую йони!», «познанием этого треугольника йони обретаются все сиддхи, в нем заключено все блаженство» (Джнянарнава-тантра, 22.57).

Таким образом, сущностью йони-пуджаны является бхава (чувство), апурага (любовная страсть), ведущая к ясности сознания, таттва-джняне. Выполнение ритуала йони-пуджи лишь формально, как почитания символа, бесполезно – Агамы прямо говорят: «Нет греха хуже бесстрастия» (па virAgAt рагаМ рАрат). «Нируттара-тантра» характеризует виру как «возвышенного» (уддхата). Возвышенного чем? — «опьянением любовной страстью» (Вамакешвара-тантра, также ЛС). Тогда как у пашу энергия «поднятия» (арохана-шакти) проявляется через тамас, как низменные инстинкты, у виры она – в раджасе, т. е. представляет собой страсть в первую очередь любовную. Олицетворением данной бхавы может служить тамильский герой Катта-вараян. воплощение Муругана.

Не меньше осуждается тантрами совершение йони-пуджи и майтхуны из похоти. Поэтому при описании ритуала часто указывается необходимость совершать его «с невзволнованным умом» (axubdha-mAnasA). С одной стороны, страсть необходима, а с другой – если это лишь телесная страсть, она осуждается. Поэтому Тантры постоянно подчёркивают и даже воспевают божественность женщин. «Женщины – богини, женщины – жизненное дыхание, женщины – драгоценность» – эти слова повторяются во многих Каула-тантрах и сборниках (КТ, 4.14,8.10; КН, 10.88; ЙТ, 7-я гл.; и в ШР, «Деви-рахасье», «Мантра-махарнаве» и т.д.). Лишь при таком восприятии возможна аропа, «обожение» любовной страсти, «очищение её премой» («Ратнасара»). Когда садхака видит женщину, как совмещающую в себе «нераздельно и неслиянно» две природы, полностью божественную и полностью человеческую, тогда воистину «Кама – это упасана и садхана» (слова Шри Нароттама Дасы), «единение мужчины и женщины – высшая суть поклонения Калике» (Нируттара-тантра, 6-я гл.). И садхака искрение воспринимает явленную йони женщины как воплощённую Пара-шакти, врата освобождения и «форму вечного блаженства» (КН, 9.105).

Почитание йони варьируется в зависимости от уровня садхаки, его бхавы и ачары. Для садхаков дакшиначары – это джапа с созерцанием йони (ККС/КС 205); для тех, кто вступает на путь вамачары, т. е. для «становящихся» вир, предписан ритуал стри-пуджи (поклонения женщине), завершаемый майтхуной: «Пусть лучший из садхаков [в дакшиначаре], совершив шодхану, с любовью и преданностью разденет женщину и будет почитать её тело, как описано» (Бхайрава-тантра; и ШСТ, 1.21.53-57) и, «став самим Бхайравой, предастся любовным наслаждениям» (МТ, 2.12). Для собственно вир, «стойких в осознанности и исполненных бхакти» (Рудра-ямала, 17.156), «нет никаких предписаний» (Нитья-тантра), и само «единение мужчины и женщины и есть йога» (ДжнТ, 22.68).

Основным элементом ритуала йони-пуджи, причем самодостаточным, является повторение джапы (в общем случае – той видьи, которая получена во время дикши). Тантры категорично утверждают, что для шакти-мантр единственная садхана, ведущая к достижению мукти и сиддхи, – это лата-садхана (практика с женщиной) и йони-пуджана. В «Йони-тантре» (1.7) сказано: «И дикша, и мантра низвергают в ад тех, кто повторяет шакти-мантру, не почитая йони». Мантра-сиддхи обретаются лишь «медитацией и джапой в йони. Иначе, даже миллионами повторений мантры, успеха не достичь» (Пурашчарьярнава, 9-я гл.). «Не пуджами, ньясами или омовениями, а лишь джапой в соединении с женщиной обретаются сиддхи на пути Кулы, о Владычица богов!» (КТ, 12.22).

Вообще, шактистские Агамы чаще всего описывают именно такой вариант садханы – повторение джапы во время майтхуны (это постоянная практика, нитья-садхана; полное ритуальное почитание – по благоприятным дням и праздникам, наймиттика-садхана; и в любое время по желанию, камья-садхана). «Созерцай женщину, касайся её и соединяйся с нею» (striyaM pashyan spRishan gachchhan – КТ, 8.15; КН, 10.92).

Вначале садхака повторяет мантру (здесь и далее – 108 или 1008 раз), созерцая йони, особенно менструирующую (МТ, 23.884-889; ККС-КС, 200). Затем он повторяет мантру, целуя и лаская женщину (ШП-КТ-КС) и касаясь её йони (КТ, 7.29, 4.10; КН, 5.54). Когда партнёрша возбудится, он целует йони и слизывает амриту (ШСТ, 1.21.54; ШП-КТ-КС), повторяя джапу – yonisaMchum-banaMkRitvA sarvakAle japaNcharet (Вира-тантра). ШСТ (1.21.54) говорит, что благодаря «слизыванию того нектара мантра становится подобна философскому камню». «Почтив Великую Богиню в йони, следует совершить майтхуну» (Кумари-тантра) – «через майтхуну обретается все» (КТ, 4.10). Для мантра-садханы рекомендуется поза випарита-рати, то есть когда женщина находится сверху (КТ, 8.13; ШСТ, 1.21.56). Во время майтхуны садхака «вновь и вновь пьёт нектар изо рта женщины, повторяя джапу» (КН, 5.59).

Нередко называемое число повторений мантры – 1008 (КТ, 8.13, 7.29), причём «Кали-тантра» утверждает, что в этом случае «даже неблагоприятная (душта) мантра приносит сиддхи». Если садхака не считает свои повторения мантры, то в любом случае подразумевается достаточно длительная майтхуна. Если он не способен на это, то он, несомненно, пашу и вообще непригоден для лата-садханы. В том случае, если человек не получил никакой особой шакти-мантры, он может, совершая майтпхуну с женой или подругой, «повторять мантру Трибхуванешвари», то есть ХРИМ (Мантра-махарнава).

В отличие от даосских систем, в тантре обычно предписывается эякуляция (подразумевается, что не ранее оргазма шакти), которая символизирует завершающее подношение (пуриахути) в хоме (с которой майтхуна сравнивается ещё в «Брихадараньяка-упанишаде»), Эякуляция (шукротсарана) — это момент тотального предания себя Богине в женщине – атма-ниведана, это не только пожертвование, «падение» семени (бинду), но и «падение», возвращение в бинду Шри-чакры, растворение (самарасъя) в оргазмическом экстазе. Если у шакти оргазм происходит одновременно, то возникает состояние спанды, изначальной пульсации Божества.

В комментарии Камешвары на «Парашурама-кальпа-сутру» (10.63) сказано: «В йони-кунду, где пребывает огонь сущности Шивы, следует подносить мантру, затем пожертвовать семя – этим обретается любовь и милость Божества». Пятая глава «Йони-тантры» вообще утверждает, что «главное в джапе и садхане – истечение семени и йони-таттвы (вагинальных секреций)». Даже пураническая «Лалита-сахасранама» называет Деви «удовлетворяющейся подношением семени» (974-е имя). Исключение составляет случай майтхуны с инициированной чужой женой, когда, поскольку есть вероятность нежелательного зачатия, эякуляция запрещается (КВТ, 10.20-21). Понятно, что этот запрет не распространяется на время менструации (и безопасные дни цикла, если они известны). В момент эякуляции повторяется либо мула-видья (МТ, 23.890), либо особая ведическая мантра. В «Каулавали-нирнае» (5.65) говорится: «Во время эякуляции садхаке следует повторять мула-мантру с внутренним недвижением (неподвижным умом)». «Удовлетворив женщину, пребывая в её объятиях, следует совершать ночью непрерывную джапу» (ШСТ, 1.21.39).

Во время соития, оргазма и после него садхака пребывает в медитации (бхаване), чувствуя единение с Богиней в духе через шакти и то, что он сам с шакти — единое целое (КН, 5.60). Это и есть внутренняя майтхуна, «без которой нет освобождения» (ЙТ, 8.2). Об этой майтхуне говорится в «Кали-тантре» (9.23-24): «Знающий сердце Калики, погруженный в садхану с женщиной, человек становится богоподобным и обретает вечное освобождение».

Возвращаясь к аспекту ритуального почитания йони, можно привести здесь «облегчённый» (лагху) вариант йони-пуджи. Выполнив предварительные действия (тилака-карана, ачамана, пранаяма, санкальпа), садхака совершает пуджу Богине в мурти, янтре или читре (картине или фото мурти) в любом одном из этих образов. По минимуму янтрой может служить начерченный кумкумой, халди (куркумой) или рисовой мукой треугольник вершиной вниз. В кратком варианте пуджи после призыва Богини (аваханы) ей подносятся пять элементов (внешне или внутренне) и, в данном случае, все четыре макары или только вино. Если нет времени на полные мантры освящения и подношения, «достаточно все делать с мула-мантрой» (согласно МНТ). По завершении пуджи шакти и садхака причащаются – сначала шакти, затем садхака.

Каула-тантра-санграха 03.jpg
 

Затем совершается собственно стри- и йони-пуджа: садхака окропляет шакти водой или вином с мантрой: агМ kllM sauH tripurAyai патаН, imAM shaktiM pavitrl kuru, mama shaktiM kuru swAhA. Если шакти не инициирована, то садхака, призвав Деви, «вдуваете в левое ухо шакти биджу ХРИМ. Потом он призывает Восемь Матерей специальной молитвой (приводится в КЧТ):

« mAtardevi namaste’stu brahmarUpadhare’naghe .
kR^ipayA hara vighnaM me mantrasiddhiM prayachchha me .
mAheshi varade devi paramAnandarUpiNi . kRAipayA..
kaumAri sarvavighneshi kumArakrIDane’ckare . kRAipayA..
viShNurUpadhare devi vinatAsutauAhini . kRAipayA..
vArAhi varade devi daMSh TroddhR'ita-vasundhare . kRAipayA..
shakrarUpadhare devi shakrAdi-surapUjite . kRAipayA..
hAmuNDe muNDamAlAsRik-charchchite vighnanAshini . kR^ipayA..
mahAlakShmi mahotsAhe kShobhasantApahAriNi . kR^ipayA..
pitR4-mAtR^imaye devipitR^i-rnAtR ibahiShkR Hie eke bahuvidhe devi vishvarUpe namo’stute ..
 
»

Шакти делает ачаману и садится на асану; если почиталась янтра, то на неё. Садхака призывает в неё присутствие Богини, делая сарванга-ньясу (проводя по всему телу шакти) с мула-мантрой. Затем он почитает пять стрел Камы в соответствующих частях тела шакти:

  • drAM drAviNyai патаН – правая нога;
  • drIM kShobhiNyai патаН – левая нога;
  • kllM AkarShiNyai патаН – йони;
  • ЬЮМ vashlkariNyai патаН – подмышки;
  • saH sambodkinyai патаН "сердце" (центр груди).

Касаясь йони, он читает мантру Нитьяклинны:

  • kllM hrIM nityaklinne madadrave swAhA.

Затем садхака почитает 5 Камадевов (соответствующих пяти ликам Шивы):

  • hrIM kAmarAjAya патаН – лоб;
  • kllM manmathAya патаН – рот или горло;
  • aiM kandarpAya патаН – сердце;
  • blUM makaradhvajAya патаН – пупок;
  • strlM manobhavAya патаН – йони.

(этими мантрами почитаются пять внешних аварам, или "кругов", Шри-чакры).

После этого садхака почитает три нади в йони (соответствующих трём следующим аваранам):

  • aiM chAndryai ambu-sravAyai патаН (ида, мочеиспускательный канал) – окропляя водой;
  • aiM sauryai (saundaryai) puShpa-sravAyai патаН (питала, канал истечения менструальной крови) – возлагая красный цветок;
  • aiM Agneyyai blja-sravAyai патаН (сушумна, канал истечения секреций при возбуждении и оргазме) – окропляя вином.

Затем он читает Бхагамалини-мантру – "ключ", открывающий мистические врата йони, девятую аварану Шри-янтры. Полный вариант мантры и ньясы даётся только при посвящении; поэтому приведём краткий (согласно КН и "Мантра-махарнаве"):

  • hrIMstrlMhuM патаН оМ bhagamAIinyai патаН, оМ aiM hrIM shrIM aiM jaM blUM klinne saroANi bhagAni vashamAnaya me strIM hrIM kllM blUM bhagamAIinyai namaH aiM hrIM shrlm – касаясь правой рукой йони.

После повторяется мула-мантра.

Затем садхака совершает авахану Деви в йони. Вообще, в йони может почитаться любая форма Деви. Агамы утверждают, что в йони пребывают все десять Махавидий и, значит, вся полнота Божества. "Каулавали-мирная" приводит авахану Камакхьи, олицетворения йони Богини (Камакхья-тантра, 1.4). После аваханы садхака, созерцая йони, возносит молитву, призывая милость йони, и повторяет джапу или читает намавали или нама-стотру (например, сто имён Кали из "Маханирвана-тантры"). Далее он, следуя спонтанности (сахаджа-крама), ласкает тело шакти (ибо Кали "удовлетворяется ласками грудей" – МКС-КС, 892, 894,895), целует и лижет её йони (КС, 562, 673) и совершает майтхуну (КС, 563,808; ЛС 863).

Смесь любовных секреций (и менструальной крови, если майтхуна в это время) предлагают Деви со специальной мантрой (или с мула-мантрой), прося её претворить кула-таттву в амриту, и выпивают (обычно таттву вымывают из йони водой или вином, либо с помощью цветка). Также садхака может пить таттву прямо из йони (ШСТ, 1.21.56). Агамы однозначно говорят, что "без нектара йони и лингама Богиня никогда не будет довольна" (Нируттара-тантра; КН, 5.34). "Шакта-прамода" предписывает "в завершение удовлетворить благую Богиню водой от омовения йони, нектаром йони и лингама или менструальной кровью". По окончании пуджи ставятся тилаки таттвой (смесью секреций); этим "мгновенно уничтожаются грехи, накопленные за сотни рождений" (ЙТ, 7-я глава).

Для практики йони-пуджи и майтхуны подходит как собственная жена (Калика-пурана, 58.8; КВТ), так и чужая жена или свободная женщина (КН, 8.39; МТ, 10.322; КТ, 4.14, 7.28, 8.10), или даже вешья (проститутка). В целом Тантры отдают предпочтение паракия-шакти – чужой жене или свободной женщине (КТ, МКС и др.). Даже весьма умеренная и пробрахманская КВТ упоминает, что "в соитии с чужой женой без эякуляции садхака становится владыкой всех совершенств" (10.21). Конечно, по сути, нет никакой разницы между паракия-шакти и свакия-шакти. "Деви-ямала" и "Шривидьярнава" говорят, что "лучшая шакти – пришедшая но любви" (а не ради выполнения "практики" или "супружеского долга"; то же самое – и относительно садхаки). А в браке чаще всего любви уже нет, есть лишь взаимная социально узаконенная "эксплуатация", которая несовместима с тантрическим почитанием женщины.

Желательно, чтобы шакти была инициирована (КТ, 8.15; КН, 10.92), но это необязательно. В том случае, если шакти не постоянная возлюбленная и не инициированная (вира-шакти), рекомендуется совершать для неё шодхану.

По Тантрам, особенно благоприятно соитие во время менструации (ЧКТ, 5.49; КН, 10.93; ШР, 5.85). МКС вообще утверждает, что ритуальная майтхуна должна быть только в это время. "Калика-пурана" (58.8) предлагает "во время соития с преданной возлюбленной, когда у неё месячные, медитировать на Чандику – это принесёт благодать и успех в делах".

Возраст шакти обычно значения не имеет; "Йони-тантра" называет "от двенадцати и после начата менструаций – до шестидесяти лет". "Йогини-тантра" запрещает майтхуну с девственницей.

Предпочтительна "садхака одной шакти и одного садхаки" (Нирвана-тантра, 11.26). При этом шакти может в миру иметь другого мужа. "Прана-тошини" называет такую шакти "гопини" ("сокрытой"), Подавляющее большинство Тантр говорят о садхане "один на один" (КТ, КН, ШСТ и т. д.), хотя некоторые тексты предлагают садханы с вешьями (МКС, ШП-КТ) и даже групповые – чакра-садханы (МНТ и др.).

Нередко Агамы призывают к созерцанию (авалокана, алокана) женщин и девушек, так как "они все – высшие богини" (КЧТ, 3.53; ШСТ, 1.3.143; КТ, 8.15; КН, 10.92), особенно обнажённых – "созерцай или вспоминай обнажённую паракия-шакти" – ККС-КС, 105). Это также означает видеть в женщине её истинную природу, "обнажённую" ("без покровов [иллюзии]", vivastrA) Парашакти, Высшую Богиню. "Созерцание красоты рождает блаженство... Ничего не было и не будет превыше красоты" (ШСТ, 1.3.145-146). С этой же бхавой созерцается йони (особенно менструирующая – зримая Камакхья). "Виджняна-бхайрава-тантра" (70) даёт медитацию "вспоминания счастья пребывания с женщиной".

Основная цель лата-садханы – аропа, раскрытие в человеческих любовных взаимоотношениях изначального любовного слияния (kAmakalA) Шакти и Шивы, Камешвари и Камешвары. Тогда, когда любовь садхаки становится "непрерывной, подобно струе масла", он живет согласно спонтанности своей природы (сахаджа-таттва). И для него "нет предписанного и нет запретного" (Куларнава-тантра, 9.58), единственным законом (нияма) становится "радостное следование собственной воле/желанию" (ЧКТ, 2.23; КТ, 8.19; КН, 10.100; КМТ, 5-я глава). Как сказано в "Каулавали-нирнае" (10.131), "для садхаки с чистым чувством наслаждение обращается в йогу", и "воистину через наслаждение обретается освобождение" (ЙТ, 6-я глава.; КМТ, 4-я глава). На этом уровне стри- и йони-пуджа более не требует ритуальных действий (хотя они могут и совершаться, и при этом через них будет раскрываться благодать), она будет просто проявлением Любви.

Часто бытует "техническое" понимание тантры как сексуальных "практик". Хотя, несомненно, есть и определённые техники (физические и "тонкие"), они совсем не основное в этой мистической традиции. Более того, они, по сути, духовно бесполезны до тех пор, пока не оживлены дыханием Любви. Опасно использовать какие-либо технические методы без духовного намерения (шуддха-викальпа) и любви к Шакти – как Высшей, так и явленной, в женщине: "Лишь тот, чья бхакти сильна, обретёт сиддхи на пути вамачары" (МТ, 10.67). Агамы говорят, что "тот, кто не почитает Возлюбленную, погрязает в препятствиях, теряет блага, достигнутые в прошлых рождениях, – какая тогда речь о высшем рождении (в Духе)?" (КЧТ, 3.55; ШР, 5.76; КН, 12.180). Именно "возлюбленную" (kAntA), а не просто "женщину" или "жену". Этим же словом (kAntA/kAnta) называют Радху и Кришну. Когда женщина для вас Возлюбленная, тогда воистину "счастье – в радости женщины" (КН, 10.79), и "нет выше пуджи, чем соединение" с нею (Куларнава-тантра, 9.37).

В этом соединении, как уже говорилось ранее, заключены и остальные четыре макары. Поэтому майтхуна без ритуала, но подобающая бхаве, все равно представляет собой паньчататтву, "через которую Богиня моментально изливает свою милость" (Камакья-тантра, 3.23), а "четыре таттвы без пятой – тщетны". Сама Деви названа в гимне йони (КН, 9.105) "искусной в соитии, Паньчами", т. е. включающей все пять макар (паньча-ма[кара]).

Вино (surA, vAruNI, madya, madirA, kAraNAmR^ita) представляет собой Шакти как чувство, состояние, расу (буквально "сок"). "Сура – это спасительный поток, [сама богиня] Тара, переправляющая души [через океан мира], дарующая наслаждение и освобождение и уничтожающая боль и смерть" (МНТ, 11.105). "Сура – это Ганга, Синдху и Богиня Сарасвати; сура – это Годавари и Рева, сура – высшее состояние. Те глупцы, которые осуждают вино, так и будут глупцами в течение множества рождений" (МТ, 1.44). Понятно, что это говорится не о физическом вине (однако не надо понимать, что "вино" – не более чем символ; оно может и, чаще всего, должно использоваться именно 3 физически, но с надлежащим намерением и так, чтобы не возникала "неясность" (бхрама) сознания). В известной "заповеди" Тантр, где говорится: "Вместе с женщиной пей вино – это и есть указание писаний" (КН, 8.39; МТ, 10.322; Агамасара), также не имеется в виду тривиальное пьянство. Ведь "испитие вина бесполезно, если оно без женщины" (КН, 8.41; Агамасара). "Вином" названа любовная страсть (аиурага, кома). Понятие "опьянения" часто связывается со страстью (например, в КС и ЛС).

В этом смысле в первую очередь следует понимать дифирамбы в честь вина во многих Тантрах (Куларнаве, Вира-тантре, Рудра-ямале, Агамасаре и т. п.). "Сура прославлена, поскольку [раскрывает] Божественность через наслаждение" (Пранатошини). Поэтому же КМТ в 4-й главе утверждает, что "без вина – т. е. без бхакти-бхавы – нет мантры". Недаром числовое значение слова "сура" – 13, что равно числовым значениям слов "bhakti", "dhArA" ("поток" Любви) и "rAdhA" (олицетворение самой вечной Любви, "premamAylsanAtanl"). Вино – нисходящий поток Шакти, "дхара", поэтому вино возливают "в рот" Кундалини (см. КН), дабы она проснулась. Тот, кто пьёт это вино премы, "освобождён ещё при жизни" (МТ, 20.78; Куларнава-тантра, 7.99) и "более не родится на земле" (Куларнава-тантра, 7.100; Агамасара; Вира-тантра).

С этой точки зрения скандально известные стихи "Куларнава-тантры" (7.100-101; также аналогичные места есть в "Агамасаре" и "Кулапуджана-чандрике") наполняются подлинным смыслом: "Пей, пей, ещё пей! Как упадёшь на землю, встань и снова пей – и не родишься опять. Блаженством удовлетворяется Деви, безумием – сам Бхайрава, привязанностью и любовными играми – все боги, поэтому совершай эти три вида почитания". "То счастье, которое обретают преданные Куле (т. е. Шакти и Йони) в служении "драгоценности Кулы" (вину) – это и есть свобода и истина" (ЙТ, 7.103). "Агамасара" добавляет: "пей в объятиях любовницы". "Как упадёшь на землю" – означает "в мирское", плотское, "греховное". Но, поскольку пьёшь вино бхавы, "спасающий нектар", то "встанешь" – по милости Деви – "явный грех обратится в благо" (Куларнава-тантра, 2.24; КН 10.131), и "более уже не родишься", так как преобразил свою грубую природу, сжёг васаны в огне бхавы.

Упоминаемое "безумие" – это и есть "мясо" (мамса), внутреннее молчание, мауна. Если "вино (бхакти) – это Шакти, то мясо (джняна) – Шива, наслаждающийся ими – сам Бхайрава" (Куларнава-тантра, 5.79). Возвращаясь к майтхуне, как раз "став самим Бхайравой, следует её совершать" (МТ, 2.12). Вообще Тантры очень часто называют именно это сочетание: вино, мясо, майтхуна (Куларнава-тантра, 9.50; КН, 10.93; ШР, 5.85; ЧКТ, 5.49). Остальные две таттвы – рыба (мина, матсья) и зерно (мудра) добавляют между мясом и майтхуной. Мудра – это также есть и партнёрша (карма-мудра в ваджраяне), "высшее пламя" (Чандамахарошана-тантра, 8.30), в котором "поджариваются" зерна карм и не могут более прорасти. Писания говорят, что "мудра – то, что даёт радость". А "радость приносят женщины" (ШСТ, 1.3.142). Мина символизирует тонкое (эфирное) взаимодействие партнёров, уровень свадхиштхана-чакры. Вообще, мудра и матсья включаются в третью макару, вино. Поэтому некоторые тексты говорят о нахождении кундалини в пупке (набхи), т. е. три нижние центра объединяются. Пять макар символизируют тотальную вовлеченность (РЯ, 17.160-161), которая позволит выйти за пределы пяти дифференцированных энергий и планов к "шестому лику" Шивы, Высшему Свету (КВТ).

"Возбуждением в садхаке возбуждается Богиня" (Нируттара-тантра), "так что мудрый всегда почитает [Её] пятью [макарами\" (КН, 9.111) "в великой радости" (МТ, 1.59), и "благодаря пяти макарам Богиня моментально изливает свою милость" (Камакхья-тантра, 3.23). А все пять макар заключены в пятой (паньчама) макаре, "основе мира" (МНТ, 7.110).

О майтхуне в дивья-бхаве, чистой Любви, Агама говорит: "Объятия – это ньяса, поцелуи – дхьяна, вздохи и стоны – подношения (яджана), следы от ногтей – найведья, испитие слюны – причастие (пана), любовные наслаждения – джапа, блаженство [оргазма] – молитва, истечение семени и женских секреций – висарджапа. Так, в знании недвойственности, следует всегда почитать Богиню" (КН, 9.118-120; ДжнТ, 22.68-70). "Техника" йони-пуджи этого уровня описана в "Каулавали-нирнае" (5.61): "Осознавай себя как тонкую форму, а женщину – как форму [Кула-]кундалини, [сделай] язык исполненным мула-мантры и познай йони как форму Кулы". В этой стри-пудже есть девять подношений Богине, "цветов" – по числу йони Шри-чакры. "Объятия, поцелуи, ласкание грудей, созерцание, касания, ласки и сокращение йони, трение лингама, введение и стюсапана ("установление", "утверждение" – остановка движения и "воплощение" Богини в пару в соитии – devlM bhUtwA tu tAM yajet – "Гандхарва-тантра") – это девять цветов в почитании [Шакти]" (ШР, 9.96; Мантра-махарнава; Кулапуджана-чандрика).

Через аропу женщина воплощает Кулакунда-лини, нисходящую силу благодати (шактинипата), становится Матанги (dUtl, "посланницей"), проявляющей Тару, "Спасительницу, Спасительное Сияние, Благословляющую, форму Высшего Света" (Хайдакханди-сапташати, 6.5) – света шестого лика Шивы. Её йони – воистину образ Кулы, Тьмы Изначальной Кали, в которой все растворяется. "Из йони рождаются все существа и в ней же в конце растворяются" (КН, 9.101, 10.77). Соединение с йони есть вечное освобождение (МТ, 20.153; КТ, 9.23), это соединение (саюджья) с Кали и Тарой (ШСТ, 1.21.42), природу которых имеет женщина (ШСТ, 1.5.5; Нирвана-тантра, 11.14). "В мире ты явлена в женщинах" (Деви-махатмья, 11.6; также КН, 10.76). Это подтверждается и гематрией: сумма числовых значений имён "Кали" (семь) и "Тара" (десять) равна числовому значению слова "женщина" – стри (именно это слово использовано в ШСТ, 1.5.5). Это число 17 – соединение девяти форм Кали (девять йони Шри-чакры и Бала-янтры) и восьми форм Тары (восемь лепестков лотоса в литрах). 17 – также сумма слов "Кама" (семь) и "Рати" (десять), которые приводятся как имена Деви в ЛС и МНТ. 17 – также гематрия имени "Экаджата", Богини, дающей мокшу (согласно "Пранатошини"). Также 17 – это 16+1, бинду в центре Йони ("йони" = 16), круга лунного и менструального цикла. Тогда как девушка (yuvatl = 16) – это Видъя (= 16, Шодаши), Совершенная, но непроявленная, то женщина – это явленная Деви, Махавидья.

Поэтому "для каул общество женщин является благом, а гриха ("дом", символ партнерши, в которой садхака обретает прибежище) – явленные небеса" (Куларнава-тантра, 9.63).

"Счастье соития с женщиной, растворения в ней благодаря возбуждению и оргазму имеет природу Абсолюта. Это счастье присуще [человеку]" (ВБТ, 69). "В соитии рождается счастье, имеющее качество Высшего Блаженства" (ШР, 9.97; Пурашчарьярнава, 7-я глава; Кулапуджана-чандрика).

Это соитие (самйога) происходит не только во время майтхуны, оно "распространяется" во взаимоотношения вообще. Смысл смешивания любовных секреций (куладравья-амрита) и предложения их Богине в том, чтобы смешать и соединить тонкие секреции (амрита-кала) садхаки и шакти, сделать пару одним целым, "одним духом и одной плотью". Поэтому "Деви нужно почитать нектаром [единения] йони и лингама" (КН, 5.37; ШР, 9.98), "без этого она не будет удовлетворена" (КН. 5.34; Нируттара-тантра): bhagali-NgAmR ^itenaiva devIM cha paripUjayet na santuShTA bhaveddevi bhagali-NgAmR^itaMvinA

Во взаимоотношениях любви – небесной и земной – проявляется "треугольник камакала", образ Высшей Богини, в котором сливаются Деви (аим), садхака (клим) и шакти (саух, стрим). Таким образом, соединяясь с женщиной, соединяешься с Богиней (КН, 5.60), а "без женщины нет достижения" (КЧТ). "Осознай великую камакалу, форму нектара/бессмертия соединения" (mahA-kAmakalAM dhyAyet saMyogAmR^itarUpiNlm). Эта камакала и есть Трика-самарасья.

Поэтому "через соитие – саюджья ("соединение", высший вид мукти) – это несомненная истина!" (Куламрита-дипика; Пурашчарьярнава). ("Соитие" \sa~Ngama = 20] = "саюджья" [sAyujya = 20]).

« Вот сообщено знание о самарасье.
Если человек пребывает в мышлении и сомнениях, то он вкушает грех.
Так что будь всегда вне мышления и сомнений (nirvikalpaH sadA bhavet).
 
»