курс по тантрическому сексу
Posted by Администратор

В данной статье Хью Урбан исследует воздействие индийской тантры на концепции западной эзотерической традиции. Вслед за Мишелем Фуко автор утверждает, что литература о сексуальной магии была частью растущего интереса викторианской культуры к сексу. Он показывает как тантра, будучи привнесенной в европейский оккультизм, переплелась с западной magia sexualis и теперь зачастую ошибочно за нее принимается.  

 

Состоящая из большого количества чрезвычайно сложных текстов, традиций и ритуалов, тантра, по существу, является формой духовной практики, возникшей в индуистской, буддийской и джайнийской традициях в IV-V вв. н.э. П.Рэндольф, А.Кроули и П.Бернар передали данное учение Западу, хотя и с существенными изменениями, объединив свое, во многих аспектах неточное и ошибочное знание тантры, с традицией европейской сексуальной магии.  

 

 Каждый из них играл существенную роль в процессе коммерциализации тантрического секса, который на данный момент является неотъемлемой частью современной потребительской культуры. Они повлияли на массовое переосмысление тантры, как чего-то, в первую очередь, связанного с физическим удовольствием.  

 

 В наше время большая часть трудов о «тантре» и «сексуальной магии», продающихся в книжных магазинах, – это комбинация западной магии и существенно искаженной формы индийской тантры.  

 

 Статья Хью Урбана демонстрирует сложный процесс переплетения эзотерических идей и концепций в исторической ретроспективе, тем самым раскрывая предпосылки возникновения современной западной интерпретации тантрической традиции.



  

Хью Б. Урбан. «Magia Sexualis: секс, его секретность и освобождение в современном западном эзотеризме».

Хью Б. Урбан (Hugh B. Urban) – профессор религиоведения на кафедре сравнительных исследований в Государственном университете Огайо, Колумбус, OH 43210.

Journal of the American Academy of Religion September 2004, Vol. 72, No. 3, pp. 695–731 doi:10.1093/jaarel/lfh064

© 2004 The American Academy of Religion

 

Силы Эроса и Магии в западной эзотерической традиции взаимосвязаны давно, однако в основном серьезная литература по искусству сексуальной магии начала появляться только в XIX веке. В этой статье мы изучим возникновение интереса к сексуальной магии в конце XIX – начале XX веков, рассматривая его в рамках более широкого контекста темы сексуальности в американском и британском обществах викторианской эпохи. В частности, я сконцентрирую внимание на учениях американского спиритуалиста Паскаля Беверли Рэндольфа (Paschal Beverly Randolph); одиозного «Великого зверя 666» Алистера Кроули (Aleister Crowley); и основателя первого тантрического ордена в Америке – Пьера Бернара (Pierre Bernard).

Вслед за Мишелем Фуко (Michel Foucault), я докажу, что новая литература о сексуальной магии была частью большего интереса, который стал проникать в викторианскую культуру – интереса к сексу. Викторианская эра отнюдь не была эпохой ограничений и излишней чопорности, а наоборот, стала свидетелем беспрецедентного развития сексуального дискурса, в особенности его «девиантных» и не ведущих к зачатию форм.

Появление интереса к сексуальной магии одновременно отражает и ниспровергает многие сексуальные ценности викторианского добропорядочного общества. Но я тем не менее также докажу, что Рэндольф, Кроули и Бернар, каждый по-своему, опередили свое время, предвестив одержимость темой секса и снятие с нее запрета в современной Америке на переходе в новое тысячелетие.  

 

«Главная особенность современных обществ не в том, что они завели секс «в тень», а в том, что они посвятили жизни бесконечным разговорам о нем, спекулируя им как таинством…». 

Мишель Фуко (1978:35) 

 

«Если бы кто-то сумел досконально понять эту загадку [сексуальной магии], которая является научной тайной, чего я сам не смог сделать за больше чем двенадцать лет почти постоянных исследований и экспериментов, то все, что способна изобрести человеческая фантазия, возможно было бы воплотить в жизнь». 

Алистер Кроули(1969:767) 

НА ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД может показаться несколько удивительным, и даже весьма ироничным, что именно в конце XIXвека – в викторианскую эру, с её достаточно сдержанным  отношением к телу и сексуальности – появилось так много литературы на тему сексуальной магии (magia sexualis)[1]. В этот же период возросло количество медицинских пособий по девиантной сексуальности, таких как «Сексуальная психопатия» (Psychopathia Sexualis, 1886) Ричарда фон Краффт-Эбинга (Richard von Krafft-Ebing); а также оккультных работ об «алхимии притяжения» и таинстве любви как неисчерпаемом источнике духовной силы. Тем не менее, по утверждению Мишеля Фуко и прочих, Викторианская эпоха далеко не была эрой пуританского смирения и неприятия сексуальности; совсем наоборот – конец XIX века засвидетельствовал беспрецедентное развитие сексуального дискурса, когда секс была категоризирован, классифицирован и обсужден до самых щекотливых деталей (Андерсон, Фуко 1978; Мэйсон (Mason)). Я полагаю, ключевой частью появления сексуального дискурса стала новая литература на тему сексуальной магии, которая с середины XIX века начала распространяться в Америке, Англии и Европе.

В представлении западного общества, сексуальность издавна ассоциировалась с оккультными искусствами. По меньшей мере, со времен еретичества гностиков, гонений на тамплиеров и охоты на ведьм в средние века, сексуальность была вне закона и часто ассоциировалась с секретными ритуалами и черной магией (Кулиану (Coulianu): 87-129; Кинг (King) 1971; Стивенс (Stephens)). Но только в середине XIX века, с началом деятельности американского спиритуалиста Паскаля Беверли Рэндольфа и его европейских последователей, мы можем увидеть рождение детализированной и изощренной системы сексуальной магии (Девени, Годвин, Шанель и Девени (Deveney, Godwin, Chanel, and Deveney). Применяя тут словосочетание сексуальная магия, я имею ввиду не просто сексуальное взаимодействие как метафору духовного переживания, а скорее откровенное использование сексуального акта и физического оргазма, как источника созидательной магической силы, которую практикующий сможет укротить и научиться ею управлять. Вероятно не случайно западные оккультные традиции стали в одночасье все сильнее смешиваться с эзотерическими практиками, позаимствованными у восточных традиций, таких как индуизм и буддизм, а больше всего – с эзотерическими сексуальными обрядами индийской тантры. И действительно, значительная часть популярной литературы по теме тантры и «сакрального секса», которая продается в наши дни в “Barnes & Noble” (американская компания, крупнейшая в США по продажам книг - прим. пер.) – это смесь сексуальной магии XIX века с достаточно искаженной версией индийской тантры, часто с приличной долей «Радостей секса» (бестселлер Алекса Комфорта 1972 года - прим.пер.) (Урбан (Urban) 2000, 2003). 

В этой статье я сделаю критический анализ развития сексуальной магии в Америке и Европе с середины XIX до начала XX века и рассмотрю её в более широком культурном контексте. А именно – прослежу, как именно magia sexualis попала из США в Европу посредством таких писателей как Рэндольф и одиозный Алистер Кроули («Великий зверь 666»). В то же время я исследую воздействие индийской традиции тантры, принесенной в США такими деятелями как Пьер Арнольд Бернар, которая вскоре переплелась с западной магией секса (и теперь зачастую ошибочно за нее принимается). Интересно, что несмотря на большое количество популярной литературы о магии секса, критических трудов на эту тему не так уж много. Помимо значимых работ Джона Патрика Дэвэни, Джоселин Годвин и некоторых других, большую часть этой литературы посчитали несерьезной в академических кругах  религиоведов. Кроме того, практически никто не рассматривал эти труды в более широком социальном контексте взаимоотношения культурных сил в истории Англии и Америки.

Появление магии секса в конце XIX века, по моему мнению, не только захватывающая и упущенная из внимания часть истории современных религиозных движений; что еще важнее – она дает нам замечательную возможность проникнуть в самую суть современной западной культуры и в её отношение к сексуальности в этот критический период истории. Интересно, что большинство сторонников magia sexualis изображались, как в работах их критиков, так и в своих собственных, диссидентами-бунтарями, идущими против самой сути современного западного общества и общепринятых ценностей. И Рэндольфа, и Бернара, к примеру, арестовывали по подозрению в практике «свободной любви»; а Кроули не только поносили в медиа как «самого безнравственного человека в мире», но и говорили, что он получал огромное удовольствие от разрушения сексуальных ценностей викторианской молодежи. Тем не менее, я приведу доводы, почему мы должны воспринимать эти три персоналии не как врагов, подрывающих устои современного им общества, а как личностей, которые являлись отражением самых глубоких идеалов, внутренних конфликтов и противоречий в сердце современности. [2]

Согласно некоторым авторам нашего времени, большая часть новых религиозных и оккультных движений позднего XIX века не отрицает а, как говорит Пол Хеелас (Paul Heelas), наоборот, утверждает основные идеалы современности, такие как прогресс, индивидуализм, свобода воли, и поэтому символизирует «торжество личности и сакрализацию современности» (169; см. Дьюринг (During); Оуэн 2011; Тершуэлл (Thurschwell)). Рэндольф, Кроули, и Бернар следовали этим идеалам в крайней степени, подтверждая неотъемлемую божественную суть человека и провозглашая восход новой эры в истории человечества.

Возрастающий интерес к сексуальности, и желание её освободить в современном мире – это самое главное, на что указывает появление этих трех персоналий (см.: Тершуэлл 2).[3]  Здесь я приведу некоторые утверждения Фуко и других исследователей сексуальности XIX-XX вв. По предположению Фуко, большая часть литературы, написанной ранее о викторианской эпохе, была отягощена тем, что он называет «репрессивной гипотезой» – убеждение, что викторианское общество было безнадежно подавлено в сфере сексуальности, и что только наше поколение освободилось от оков стыдливости, унаследованных от праотцов. Фактически, замечает Фуко, викторианская эра совершенно не была периодом молчания, скорее наоборот, периодом интенсивного развития сексуального дискурса и его научной классификации, особенно «девиантных» форм сексуальности, таких как гомосексуализм и мастурбация. Все больше и больше сексуальность отождествлялась с глубочайшей сущностью человеческой природы, секретом жизни и тела, и с самой важной составляющей здоровья и продуктивности современного капиталистического общества (Биркен (Birken): 40-56; Фуко 1978; Викс (Weeks) 1981).[4] А уже с появлением психоанализа Фрейда в начале XX века «освобождение» секса от так называемой «репрессии» начали считать ключом  личного и социального здоровья.

Рэндольф, Кроули и Бернар резюмируют увлечение современного общества  сексом, акцентируя внимание на том, что сексуальная магия является самой могущественной  ритуальной тайной. Своим прямолинейным призывом к освобождению секса от викторианских оков они перевели «репрессивную гипотезу» к другой крайности. Для них освобождение темы сексуальности уже являлось не просто методом улучшить психологическое здоровье человека, как у Фрейда, а стало ключевым способом достижения магической силы. Особенно это касалось Кроули и его учеников. В их понимании сексуальная магия была мощнейшим источником трансгрессии (согласно пониманию этого термина Жоржем Батаем (Georges Bataille) (1986, 1991)), умышленно преступая границы моральности приличного общества, маг получал возможность раскрыть огромный источник силы и испытать волнующее переживание освобождающего блаженства. Фуко также подчеркивает (1999:117), что результатом так называемого,  «освобождения» сексуальности в современном мире стало не столько радикальное освобождение от нашего викторианского прошлого, сколько усиленная озабоченность, одержимость, своего рода «гиперразвитие» сексуального дискурса. Это также повлекло рост коммерциализации секса в потребительском контексте капиталистического общества. Как мы видим, кажущаяся освободительная сила сексуальной магии была глубоко амбивалентной. Как и сам секс в современном мире, она всегда будет нести в себе потенциал быть использованной согласно логике потребительского рынка.

После короткого обсуждения исторических сведений о западной сексуальной магии я сосредоточусь на Рэндольфе, Кроули и Бернаре как ярких представителях трёх наиболее значимых направлений в современной культуре и отношении к сексу. У Рэндольфа мы видим возрастающую сексуализацию любви, акцент на божественной природе секса, и одновременно беспокойство по поводу опасностей «свободной любви» в Америке XIX века. Кроули делает акцент на сексуальной трансгрессии и откровенном использовании «непродуктивных» актов, таких как мастурбация и гомосексуальные контакты, в качестве источника освобождающей силы. И, наконец, у Бернара и его «Тантрического ордена в Америке» мы видим рост коммерциализации секса в рамках американского капитализма начала XX века.

В заключение я скажу, что эти три личности являются не только характерными представителями своего времени, но и предвестниками нашей одержимости сексом и трансгрессией на стыке тысячелетий.

 

СЕКСУАЛЬНАЯ СИЛА ЯВЛЯЕТСЯ БОЖЕСТВЕННОЙ СИЛОЙ:

П.Б. РЭНДОЛЬФ И РОЖДЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ СЕКСУАЛЬНОЙ МАГИИ  

 

 

 

«Вся сила Магии основана на Эросе. Воздействие Магии состоит в объединении через внутреннюю схожесть». 

 

Marcilio Ficino, Amore VI,10 (Coulianu:87)

 

 

 

«Истинная сила секса является божественной силой».

 

Паскаль Беверли Рэндольф, 

The Ansairetic Mystery (Deveney: 317)

 

Вера в магическую силу сексуальных  флюидов и духовную силу сексуальных взаимодействий корнями уходит глубоко в историю западной эзотерической традиции. По словам Мари-Хелен Хьюэт (Marie-Hélène Huet ), во времена позднего Средневековья и Возрождения было популярным убеждение, что есть связь между творческим воображением и процессом сексуального акта, во время которого мужчина и женщина могут магически «запечатлевать» свои желания в ребенке в момент зачатия (Донигер и Спиннер (Doniger and Spinner); Хьюэт: 126-128). Многие иудейские каббалисты Средневековья также верили в священную силу супружеского секса, который, с их точки зрения, был одним из магических обрядов, объединявших мужские и женские божественные аспекты. Сексуальный союз, переплетавший активные и пассивные аспекты человека – это одновременно  и реинтеграция исконной человеческой природы, и переход трансцендентного духовного начала в материальный мир (Вулфсон (Wolfson): 92-93).

В период Возрождения некоторые авторы, такие как Марсилио Фичино (Marsilio Ficino) и Джордано Бруно, начали исследовать взаимосвязи между Эросом и Магией как основные принципы притяжения всех составляющих природы (Кулиану (Coulianu): 87-89; Уокер (Walker): 82-83). В то же время алхимики, среди которых был и Парацельс, начали использовать в своих магических практиках как «плодотворную» силу Воображения (Imaginatio), так и духовную силу семени. Согласно Парацельсу, воображение само по себе имеет некоторую плодотворную силу; так как «бог посадил семя, совершенно осязаемое и специфичное глубоко в Воображении человека» (Якоби (Jacobi): 33). Умело обращаясь с силой семени, маг имел возможность отпечатывать на ней свою волю и, таким образом, получать нужный ему результат в физическом мире. Семя, в свою очередь, также наделено духовной силой, на которую можно воздействовать в магических целях (Urban forthcoming; Waite), 1:124). [6]

Тем не менее, пожалуй, первым автором, создавшим детализированный и систематизированный подход к сексуальной магии стал загадочный спиритуалист и розенкрейцер, Паскаль Беверли Рэндольф, (изображение 1).

Рэндольф родился в 1825-ом году, отец его был состоятельным уроженцем Вирджинии, а мать – рабыней из Мадагаскара. Он рос бедным, но свободным чернокожим нью-йоркцем. В семь лет осиротел, а в подростковом возрасте убежал от своих приемных родителей, чтобы путешествовать по миру. Со временем он стал одним из ведущих представителей спиритуализма XIX века и самым известным предсказателем, использующим магические кристаллы. Известный одновременно как медиум, борец за права чернокожих и «один из величайших феминистов столетия», Рэндольф стал известным благодаря как своим духовным, так и политическим убеждениям (Годвин (Godwin): 256). К сожалению, во второй половине жизни удача отвернулась от него. Он остался парализованным, упав с поезда на виадуке. Испытывая постоянные муки и подозрения в возможных изменах жены, в 1875-ом году он покончил жизнь самоубийством.

Сегодня Рэндольф является  самым известным представителем магического эротизма (или любовной алхимии) в Америке. В сексуальной любви Рэндольф усматривал «величайшую надежду на перерождение мира, ключ к личной самореализации и преображению общества в целом, а также основу для построения нерепрессивной цивилизации» (Розмонт (Rosemont): xv).

 


 Во время своих путешествий по Европе,  Ближнему Востоку и Азии Рэндольф познакомился с большим количеством эзотерических традиций – не только европейским спиритуализмом и розенкрейцерскими орденами, но также и с целым рядом суфийских орденов. Собственно говоря, он утверждает, что почерпнул большую часть своих знаний и опыта в Иерусалиме и Вифлееме, где был в первые посвящен в мистерии сексуальной магии: «Однажды ночью я был в отдалённом уголке то ли Иерусалима, то ли Вифлеема, я уже не помню где, я любил и был любим смуглой девушкой арабских кровей. С ее помощью и посредством обретенного опыта я постиг – не напрямую, но благодаря озарению – основные принципы Белой магии любви ([1874] 1978: 48). Он утверждает, что немногим позже присоединился к группе факиров, которые, вероятно, были ответвлением неортодоксального мистического ордена Нуса'ири, группой, которую длительное время подвергали гонениям правоверные мусульмане, подозревая их в проведении гностических сексуальных ритуалов (Девени: 211).[7]

«…Главная причина того, что они разделились и стали объектами гонения и убийств правоверными мусульманами… это убеждение, что они практиковали языческие и гностические сексуальные обряды» (211). Существует мнение, что Рэндольф и сам принимал участие в тантрических практиках во время своих путешествий, хотя реальных доказательств этому нет.

Каким бы ни было исходное вдохновение, Рэндольф начал учить той форме сексуальной магии, которая со временем оказала сильное влияние на гораздо более позднюю западную эзотерику. Сексуальный инстинкт для Рэндольфа – это самая фундаментальная сила во вселенной, так как она является природным притяжением между позитивной и негативной энергиями, пронизывающими  все в мире. Рэндольф использует термин «магнетическое притяжение» (позаимствовав его по всей видимости у Франца Антона Месмера и его учеников; см. Годвин: 151-168), и описывает мужское и женское начало  как взаимодополняющие электромагнетические силы.[8] На физическом уровне мужские гениталии заряжены позитивно, а женские — негативно; на ментальном же уровне – наоборот, женский разум заряжен позитивно, а мужской – негативно. Отсюда и свойственное им притяжение, физическое и духовное одновременно :

«В сущности, вся вселенная, все живые существа... управляемы принципами двух противодействующих сил и так или иначе используют силу неизбежного притяжения между ними. Кто-то называет эти силы позитивными и негативными, кто-то снова и снова находит их в добре и зле, в излучении и поглощении, жизни и смерти, идее и действии, мужчине и женщине (положительный и отрицательный магнитные полюса) в материальной сфере; и наоборот женщина (активный полюс) и мужчина (отрицательный полюс) в ментальной сфере... [Т]ак как фаллос мужчины положительно заряжен, а ктеис женщины – отрицательно; голова мужчины ... отрицательно заряжена и намагничена, и взаимодействует с положительно заряженной и наэлектризованной  женщиной» (Рэндольф 1988:10-11).

Так как сексуальное притяжение является основополагающей природной силой, переживание оргазма — это крайне важный момент в человеческом сознании и ключ к магической силе. Так же, как и в тот миг, когда новая жизнь опускается из духовной сферы в материальную, тот момент, когда душа открывается на духовные силы космоса, также является ключевым: «Во время пылкого обоюдного оргазма души партнеров открываются на силы космоса, и абсолютно все желаемое может быть исполнено» (Девени: 218-219). Таким образом, опыт сексуальной кульминации имеет потенциал направлять душу вверх или вниз, к самым высоким состояниям духовной трансцендентности или к самым низким состояниям упадка:

«Мгновение, когда мужчина освобождает своё семя — частичку своей сути – в.... лоно, является самым священным, энергетичным и могущественным  моментом, существующим в этом мире; если это происходит только под влиянием простого вожделения, то разрядка может оказаться губительной... в момент открытия семенных желез его ноздри расширяются, и в то время как семя покидает его сущность, переходя в ее лоно, он вдыхает одну из двух атмосфер — либо зловонное проклятие из пограничных миров, либо Божественную энергию с небес. Чего бы он не желал, и о чем бы он внутренне не молился, когда Любовь... восходит вверх, все это снисходит на молящегося». (Рэндольф 1874 [1997b]: 339-340)

Сексуальная энергия может быть применена для решения как духовных, так и материальных задач. Если человек научается использовать созидательную энергию, пробуждённую сексуальным контактом, то он может достигнуть как духовных целей, так и решить вполне приземленные задачи — приобрести физическое здоровье, финансовый успех или же вернуть страсть блудного любовника. По словам Рэндольфа, главными областями применениями магии секса являются:

I. Увеличение умственной и физической силы ребенка, которому предстоит родиться.

II. Оказание влияния на чью-либо жену и мужа, их контроль.

III. Возвращение молодости, красоты, энергии и жизненной силы...

IV. По желанию, продление жизни субъекта, действующего лица или обоих.

V. Достижение Высшей белой магической силы, страсти или любви.

VI. Содействие в финансовых делах, схемах, лотереях, и прочих.

VII. Достижение наивысшего озарения, возможного для земной души. (1874 [1997b])[10 ]

Тем не менее, наверное, самой удивительной особенностью сексуальной магии Рэндольфа было то, что и мужчина, и женщина должны принимать активное участие в её процессе. Более того, он придаёт особенное значение важности оргазма обоих, мужчины и женщины, в идеале – одновременного оргазма, для того, чтобы магическое действо сработало: «Для эффективности заклинания обязателен обоюдный взрыв... Оргазм женщины должен совпадать с мужской эякуляцией, только таким образом свершится магия» (1931: 76-77). То наслаждение, которое партнёры переживают в слиянии, – не что иное, как переполняющая радость от божественного, снисходящего на них, подобно дыханию бога: «Когда наслаждение достигается встречей мужских электрических токов и магнитных потоков женщины, в нервах обоих, как в прикосновении любящих губ, два потока разбиваются на волны, которые текут по нервной системе обоих… Радость... распространяется в них, и каждый поток имеет в основе божественную и небесную ауру – божественное дыхание, покрывающее оба тела, обновляющее обе души!» (Рэндольф, 1974:126;см [N.d. (1873)] 1997a).

Рэндольф, тем не менее, был не только сексуальным реформатором, выступающим за своего рода эротическое освобождение. Как и многие другие спиритуалисты XIX века он был также социальным реформатором и призывал к освобождению женщин и притесняемых меньшинств (см. Оуэн 1990). Во времена Гражданской войны он много работал над освобождением рабов в южных штатах страны, а также вербовал чернокожих солдат в ряды армии конфедератов. В своей речи в Сиракузах, например, он выступил за свободу чернокожих и новое социальное видение будущего, провозглашая: «Мы здесь стучим в двери мира, объявляя всем народам, белому человеку в его дворце, рабу в его хижине, королям на их тронах, всей огромной вселенной – МЫ ПРИБЛИЖАЕМСЯ!» (Белл: 21-22). Надежда Рэндольфа на «возрождение мира» содержала в себе как социальное, так и личное освобождение с целью создания поистине «нерепрессивной»  цивилизации.

Не удивительно, что многие труды Рэндольфа о сексуальности и освобождении вызывали у  американского общества викторианской эпохи страх, подозрение и негодование. В 1872-м году его арестовали по подозрению в распространении аморальной литературы о «свободной любви». Несмотря на то, что дело не дошло до суда, Рэндольф извлек выгоду из своего ареста и пребывания в тюрьме,  опубликовав фиктивный протокол судебного процесса под названием «П. Б. Рэндольф, его любопытная жизнь, работа и карьера: Большой суд свободной любви». В нем он пишет что прокурор «не нашел ничего лучшего, чем сказать, что Рэндольф подстрекал женщин думать о себе, как о равных мужчинам» (Годвин: 256).

Несмотря на страх социального и нравственного переворота, который вызвали работы Рэндольфа в окружающем обществе, сексуальная магия, которую он практиковал, абсолютно не была лицензией на гедонизм. Секс у Рэндольфа был предназначен исключительно для пар, состоявших в браке, объединенных узами любви; должен был происходить с чистейшими намерениями и оберегаться добродетельными и физическими ограничениями. Таким образом, я считаю, что сексуальная магия Рэндольфа совершенно не была радикальной антисоциальной практикой, направленной против устоев американского общества XIX века, она, наоборот, воплощает в себе все сексуальные ценности того времени. К примеру, описывая электрические разряды и магнитное притяжение полов, Рэндольф отражает современный XIX веку дискурс природного притяжения  полов. Фредерик Холлик в своем широкоизвестном тексте 1855 года, «Пособие для новобрачных, или естественная история рода» писал, что «Взаимное притяжение является разновидностью животного магнетизма, и мужчина, будучи положительно заряженным, а женщина – отрицательно, чувствуют непреодолимую тягу друг к другу» (183). И, что ещё важнее, работы Рэндольфа являются отражением викторианских взглядов относительно сексуальности в контексте брака. Стивен Сейдман (Steven Seidman), изучая сексуальность в Америке XIX века, утверждает, что викторианская культура имела сильные «духовные идеалы любви»; основой брака были духовное родство и дружеские отношения, а секс являлся их «обязательным и здоровым проявлением». Однако в викторианском обществе также говорилось об опасностях сексуального желания, так как оно являлось могущественной творческой, но потенциально деструктивной силой, которую нужно было держать под контролем и исключительно в рамках брака: «Совершенно не отрицая и не обесценивая важность сексуального инстинкта, викторианцы верили в его силу и вездесущность. В действительности они даже восхваляли его благотворную энергию. С другой стороны, логично предположить, что сила секса является и потенциальной опасностью… Трагедией нескончаемой силы сексуального влечения в представлении викторианцев было то, что вместе с наслаждением человек становился одновременно восприимчив  к неумеренности и разрушению» (Сейдман: 18).

В то же время я должен отметить, что работы Рэндольфа также предзнаменовали некоторые изменения отношения к сексу, которые произошли ближе к концу викторианской эпохи. По словам Сейдмана, период с 1880 по 1900 стал свидетелем смены викторианского «одухотворения секса» на сексуализацию любви. Таким образом, акцент явно сместился с викторианской любви в рамках брачных уз (и боязни опасностей секса) на поствикторианскую важность секса как составляющей любых мужско-женских отношений: «Язык любви сейчас переплетается с языком секса. Сексуальное притяжение воспринимается как знак любви; принесение и получение сексуального удовольствия рассматривается как проявление любви… Викторианское противоречие между любовью и сексом... исчезает» (Сейдман: 7-8; см. Биркен (Birken): 1-39). Благодаря подчеркиванию значения удивительной силы соития как источника физического счастья и духовного знания, Рэндольф стал важной личностью в процессе сдвига акцента с любви на секс в конце XIX века. С его призывами к социальному освобождению и скандальными противоречиями, вызванными его учениями о так называемой «свободной любви», он также во многом олицетворял сильную тревожность, сопровождавшую сексуальное освобождение поздней викторианской эпохи (см. также Тершуэлл: 1-5). Но как бы мы не интерпретировали их более широкое культурное значение, учения Рэндольфа без сомнения оказали длительное влияние на многие последующие оккультные традиции, сделав сексуальную магию одной из главных тенденций западного эзотеризма: «Благодаря Рэндольфу, джин был выпущен из бутылки… и это дало начало расцвету сексуального мистицизма» (Девени: 252).

 

ОСВОБОЖДАЯ ЗВЕРЯ: АЛИСТЕР КРОУЛИ И ОРДО ТЕМПЛИ ОРИЕНТИС 

 

 

 

«Наш орден владеет ключом, который открывает все тайны масонов и герметиков. Это учение о сексуальной магии, и оно даёт объяснение всем загадкам природы, всему масонскому символизму и всем религиозным системам».  

 

“Oriflamme”, 1912 (Клаймер (Clymer): 541). 

 

 

 

«Сексуальный акт является таинством Воли. Осквернить его — огромное оскорбление. Все истинные выражения его законны; любое подавление или искажение его противоречит Закону свободы».  

 

Алистер Кроули, “Закон один для всех” (1996:42). 

В конце XIX века, как только учение Рэндольфа о сексуальной магии пустило свои корни, оно почти моментально начало расцветать и приносить плоды, дав начало огромному количеству оккультных движений в Америке, Англии и Европе. В то же время его иногда так переиначивали, что самого Рэндольфа это бы ужаснуло, например, к его учению присовокупляли такие изощренные формы как гомосексуальные акты, аутоэротизм и даже зоофилию в качестве одной из форм сексуальной магии.

Пожалуй, самым важным средством распространения и передачи учения Рэндольфа о сексуальной магии было тайное движение под названием «Ордо Темпли Ориентис (О.Т.О.)». Задуманное Карлом Кельнером (1905) и позже основанное Теодором Ройссом (1923), О.Т.О. стало основным каналом, по которому в западную практику сексуальной магии стала вливаться (немного искажённая) версия индийских тантрических практик. Кельнер, богатый австрийский химик и промышленник, утверждал, что прошел инициацию в индийские сексуальные практики во время своих путешествий по странам Востока, называя одного суфия и двух индийских йогов своими учителями (Симондс 1958: 95: ср.. Кёниг (Koenig) 1992, Хау и Мёллер (Howe and Möller) 1993).[11]

Однако существует мнение, что истинным вдохновителем Кельнера и Ройсса был все же П. Б. Рэндольф, чье сексуально-магические учение распространилось по Европе конца XIX века группой его последователей. Многие идеи Рэндольфа попали в Германию благодаря малоизвестной, но очень влиятельной группе под названием «Герметическое братство Луксора» («H. B. of L.»), основанной Максом Тэоном (Max Theon, d.1927) и Питером Девидсоном (Peter Davidson, d.1916) в 1880-х (Годвин (Godwin): 258-259, 347-361). Вслед за Рэндольфом «H. B. of L.» сделали секс основой своей метафизической системы и духовной практики: ни что иное как полярность мужской и женской энергии создает вселенную; и только сексуальный союз мужского и женского приводит к «воссоединению божественного Я и к ангельски возвышенному состоянию» (Годвин, Шанель, Девени: 71). Но в то же время «H.B. of L.» еще больше подчеркивали угрозу злоупотребления сексуальной магией. Они утверждали, что даже сам Рэндольф привел себя к гибели своей сексуальной невоздержанностью.[12]

Несмотря ни на что, именно благодаря деятельности «H.B. of L.», работы Рэндольфа не только не были забыты, но и повлияли на большинство дальнейших эзотерических традиций Запада: «Как только связь оккультизма и секса перестала быть тайной, её уже было невозможно не принимать во внимание и… практически каждый оккультный орден с 1880-го года был в долгу перед H.B. of  L». (Годвин, Шанель, Девени: 67). 

 

Однако когда эти сексуальные техники заимствовались новыми течениями, такими как Ordo Templi Orientis, в них также вносили основательные изменения. Большая часть ритуальной практики О.Т.О. была сконцентрирована вокруг «внутреннего стержня» сексуальной магии, которая все же уже значительно отличалась от более консервативной системы Рэндольфа. Как заявили О.Т.О. в журнале Oriflamme в 1912-ом году, – «Один из важнейших секретов, которым владеют члены высших ступеней нашего ордена, дает им возможность восстановить храм Соломона в человеке, вновь найти утраченное Слово… [Э]то наука сексуальной магии» (Клаймер: 541; cf. Кёниг 1997). O.T.O. разработали систему из девяти ступеней (позже их стало одиннадцать), первые шесть из которых походили на традиционные масонские инициации, а седьмая, восьмая и девятая – фокусировались, соответственно, на теории сексуальной магии и техниках ауто- и гетеросексуальной магии. Гомосексуальные взаимодействия также играли важную роль в ритуалах (Кёниг, 2002). Посредством магического акта соития, фокусируя всю волю человека и его воображение на желанной цели в момент оргазма, можно было достигнуть успеха в любой оккультной операции – от вызова божества до обнаружения спрятанного сокровища. Практикующий мог, к примеру, используя эти техники, наделить силой талисман или иной магический объект: исполняющий фокусирует всю свою волю на объекте во время ауто- или гетеросексуального оргазма, после чего смазывает его семенем; используя потом такой объект, можно достигнуть практически любого желаемого результата (Кинг (King) 1977:79-80). И тем не менее, несмотря на то, что сексуальная магия О.Т.О. была в некотором роде инспирирована техниками Рэндольфа, между ними существуют фундаментальные отличия. По словам Гудвина (225), аутоэротические и гомосексуальные техники, разработанные Кельнером и Ройссом, привели бы в ужас более умеренного Рэндольфа, для которого секс являлся священным таинством между мужем и женой, охраняемым ритуальной сакральностью и нравственными ограничениями.   

Несомненно, самым печально известным участником О.Т.О. был прославленный маг и самопровозглашенный Великий зверь 666, Алистер Кроули (1875-1947; рис. 2). Средства массовой информации осыпали его оскорблениями, называя его «королем безнравственности, архиизменником и наркоманом», но Кроули до сегодня является одним из самых влиятельных персонажей в возрождении западного оккультизма и неоязыческой черной магии. И удивительно, что несмотря на многочисленные популярные и агиографические роботы о Кроули, современные ученые редко принимают его всерьез, и даже знатоки западного эзотеризма воспринимают его как безумного извращенца либо нелепого чудака. Однако его последний биограф Лоуренс Сатин (Lawrence Sutin) аргументированно доказал, что Кроули был не просто сатанистом-наркоманом, гонимым медиа; а в действительности являлся ярчайшим представителем важнейших литературных, философских и культурных сил начала XX века (cf. Симондс 1952: Урбан 2001a).

Родившись в 1875 году в семье священника очень пуританской секты «Плимутские братья», Эдвард Александр Кроули стал воплощением одного из самых сильных внутренних конфликтов британской викторианской культуры в целом. Ребенок, который рос в условиях суровой христианской морали, со временем стал практиковать оккультные искусства и сексуальные излишества.

 


 

Получивший образование в Тринити-колледже в Кембридже, Кроули еще в молодости получил в наследство большую сумму денег и мог свободно следовать своим увлечениям: заниматься поэзией, альпинизмом и оккультными искусствами. Еще в Тринити он получил прозвище «Алистер» (в честь героя стихотворения Шелли «Аластор, или дух одиночества»), а также издал свой первый сборник поэзии и свою скандально известную эротическую работу «Белые пятна». Первое истинное посвящение Кроули в мир эзотеризма и магии произошло в 1889 г., когда он вступил в орден герметиков «Золотая Заря». Это эклектическое движение притягивало его большим разнообразием традиций, от франкмасонства и розенкрейцерства до Каббалы. «Золотая Заря» привлекала многих выдающихся интеллектуалов и представителей искусства той эпохи, таких как ирландский поэт У. Б. Йейтс и других (Гилберт (Gilbert); Гудвин (Goodwin): 222-225)

Но только в 1904 г. к Кроули пришло первое откровение и пророчество о том, что он является предвестником новой эпохи в истории человечества. По его словам, его потусторонний покровитель Айвасс явился к нему и надиктовал Книгу закона или Liber Legis. [13]

Книга закона гласит, что мы вступили в третью великую эпоху нашей истории: первой была эра Исиды, основывалась она на матриархате и поклонении  богине-матери; вторая эра – эра Осириса, во время которой доминировали патриархальные религии страдания и смерти (например, христианство). И вот, наконец, с откровением Книги закона мутный век христианства подошел к концу, и зародилась новая эра – эра дитя Гора.  Основным путеводным принципом новой эпохи был Закон Телемы, что в переводе с греческого означает «Воля». Согласно максиме Кроули, «делай то, что пожелаешь – таков да будет весь закон». Вместо раболепной покорности воображаемому богу, Закон Телемы стал полным торжеством личности и свободного волеизъявления: «Закон Телемы признает и оправдывает эгоизм; он подтверждает глубокое убеждение каждого из нас, что именно он есть центр мироздания» (Кроули 1969:873, 939).

Практика сексуальной магии была ключом к Закону Телемы Кроули, а также являлась основной причиной его скандальной репутации. По Кроули, секс являлся сильнейшей движущей силой человеческой сущности и высшей формой проявления воли; но он был бестолково вытеснен церковью, породив тем самым разнообразные социальные и психологические заболевания:

«Человечество должно понять, что сексуальный инстинкт …облагораживает. Ужасающие пороки, которые мы все так осуждаем, существуют в основном из-за  извращений, порожденных запретами.  Убеждение, что что-то постыдно и греховно, приводит к вытеснениям и внутренним конфликтам, которые создают отклонения, неврозы и заканчиваются срывами. Мы сами провоцируем появление абсцесса, а потом удивляемся отчего в нем столько гноя, почему он так болит, почему его переполняют зловоние и гниль.

Книга закона полностью решает проблему секса. Каждый человек имеет право удовлетворять свои сексуальные инстинкты в соответствии со своей физиологией. Единственное предписание – это относиться к происходящему как к таинству». (1969: 874-875)

Магия секса Кроули сама по себе является комплексным слиянием восточных и западных традиций. По сути Кроули стал одной из самых важных личностей, передавших учение тантры Западу, хотя и с существенными изменениями. Уже в начале 1902 года Кроули ознакомился с учением тантры во время своих путешествий в Шри Ланку (Сатин: 92). [14] Но он также объединил свое знание тантры с традицией сексуальной магии, которая развивалась на Западе благодаря Рэндольфу и О.Т.О. Кроули вступил в О.Т.О. в начале 1910 года и вскоре стал его самым скандальным лидером.

Согласно Кроули, сексуальная магия – самая могущественная из всех магических ритуалов, так как она движима чистой силой человеческого воображения, которое несет в себе потенциал для воплощения в жизнь любого желания: «Если бы эту тайну – тайну научную – удалось постичь до конца, чего лично мне не удалось сделать за больше чем 12 лет постоянного изучения и практики, то абсолютно все, что только способен вообразить человек, стало бы осуществимым. Если бы кому-то вздумалось получить элемент в шесть раз тяжелее урана, то можно было бы добиться и этого» (1969: 767). Кроули пересмотрел систему О.Т.О. и вместо девяти ступеней их стало теперь одиннадцать. Восьмая, девятая и одиннадцатая ступени концентрировались на непродуктивных сексуальных актах, включая мастурбацию, употребление сексуальных жидкостей и гомосексуальные взаимодействия:

«VIII ступень Кроули  открывала, что мастурбация на сигил какого-либо демона или медитация на образ фаллоса дает практикующему силу или устанавливает контакт с божественной (либо своей собственной) сущностью. В центре практики IX ступени был гетеросексуальный акт, после которого половые жидкости следовало высосать из вагины, и, если не глотать, можно было обмазать ими сигил, чтобы привлечь того или иного демона для исполнения желания. На XI ступени, связанной преимущественно с гомосексуальной практикой, исполняющий отождествляется с эякулирующим пенисом. Кровь (или экскременты) выделяющиеся при анальном половом акте, привлекают духов/демонов, а сперма поддерживает в них жизнь». (Кёниг 2002, сравн. Кроули 1997).

Многие сексуальные ритуалы Кроули основаны на откровенной трансгрессии и сознательном извращении общепринятой морали и религиозных практик. Восьмая и одиннадцатая ступени инициаций Кроули в О.Т.О. не только преподносили мастурбацию и гомосексуальные сношения как ключ к магической силе (что Рэндольф счел бы отвратительным), эти практики часто включали в себя употребление спермы и вагинальных жидкостей как совершенного «эликсира» и источника магической силы (Кроули 1986, Сатин: 243-244; Симондс и Грант: 45-50). Однако практики Кроули обрели действительно трансгрессивный характер в 1920-1923-х годах, когда он создал свое личное Аббатство Телема на сицилийской ферме. Согласно его дневникам, описывающим этот период, Кроули верил, что он поднялся выше всех моральных границ и всех  материальных различий, так что самые отвратительные субстанции стали для него божественными. Так, например, он описывает одну из своих гностических литургий, во время которой его супруга – Леа Хирсиг заменила святое причастие на свои экскременты и заставила его их съесть «как тело господне». Кроули вспоминает: «мой рот пылал, я давился, мое нутро выворачивало; моя кровь как будто покинула мое тело… Она съела тело господне и порывом своей души заставила и меня есть…. Мои зубы сгнили, мой язык покрылся язвами, мое горло кровоточило, спазмы разрывали мое чрево и все мое Сомнение, а для её зубов это было лунным светом, для языка её – амброзией; для горла её – нектаром, а для её чрева – телом господним» (Симондс и Грант (Symonds and Grant): 235). В другом примере в 1921 году Кроули описывает кровавое  жертвоприношение, состоящее одновременно из ритуала и сексуальной трансгрессии. Церемония должна была состоять из обезглавливания козла во время того, как он эякулирует, сношаясь с «алой женщиной», Леей, таким образом, отпив крови из чаши, практикующий мог действительно «пить из чаши нашей госпожи распутства» (Сатин:293). К сожалению, козел не был заинтересован в сексуальной партии ритуала, и Кроули пришлось взять эту часть церемонии на себя.

Кроули видел в этих откровенных актах трансгрессии ключ к огромному источнику силы. Он утверждал, что проводя оккультные манипуляции с нечистыми субстанциями, такими как сперма, кровь, экскременты, он получал доступ к такой магической силе, что могла бы осуществить любые духовные и материальные желания – от сексуального взаимодействия с богами до финансового процветания (в сущности, многие из этих магических операций проводились для того, чтобы получить немного легких денег, когда его банковский счет начал истощаться): «Колдун силой своей магии подчинил себе все… Он мог передвигаться по вселенной быстрее звезд. Принимал ли он еду, напитки и наслаждения? Не существовало ничего, что бы не повиновалось его приказам. Во всей системе десяти миллионов сфер, умноженной на десять миллионов раз… он удовлетворял свои желания». (1952:63). В самые экзальтированные моменты Кроули верил, что мог достичь наивысшей духовной силы: силу зачать божественное дитя или духовный плод, который бы превзошел все мирские недостатки рожденных простой женщиной. По словам Кроули, цель сотворения бессмертного дитя лежит в основе многих эзотерических традиций: «Это великая идея магов всех времен: достигнуть рождения мессии, определенным изменив процесс зачатия. В Ассирии был испробован инцест… Греки и сирийцы в основном пытались достичь этого совокуплением с животными… Последователи Мохаммеда пробовали гомосексуальность; средневековые философы пытались создать гомункулы, используя химические эксперименты со спермой. Но основной идеей является то, что любая форма продолжения рода, отличная от нормальной, будет иметь магический характер». (1911:385-386). В итоге секрет сексуальной магии несет в себе потенциал раскрыть силу почти мессианской величины, силу, что предвещала бы начало новой эры.

Кроули с очевидностью двигался против общепринятых ценностей викторианского мира, в котором он родился. Согласно наблюдениям Патриции Андерсон в её научной работе об отношении к сексуальности в Британии XIX века, основная часть дискурса в викторианскую эпоху была чрезвычайно сосредоточена на важности гетеросексуального брака для стабильного общества. Во время, когда ценилась экономическая продуктивность, умножение капитала и сдержанность в потреблении, здоровая сексуальность должна была быть полезной, продуктивной и эффективной: «Нормальная гетеросексуальность имела один вид… притяжение между мужчиной и женщиной, ведущее к браку и семье. Нормальный секс согласовывался с ценностями викторианского индустриального общества, он также являлся еще и одним из видов производства» (Андерсон (Anderson): 17-18). Тем не менее, это не означало замалчивание тех форм сексуальности, что не вписывались в гетеросексуальную норму. Наоборот, XIX век стал свидетелем невероятного роста медицинских трудов на тему сексуальности с классификацией на грани одержимости и научным описанием практически всех возможных извращений. Среди самых популярных работ в Англии позднего XIX века была «Половая психопатия» Крафта-Эбинга, которая стала самым важным справочником отклонений (Биркен: 40-56). Прикрываясь «медицинской терминологией» и «позицией морального негодования», викторианские читатели наслаждались «судебно-медицинским» пип-шоу, показывающим сексуальную гиперестезию, парестезию, аспермию, полиспермию, сперматорею, садизм, мазохизм, фетишизм, психологический гермафродитизм, сатириазис и нимфоманию» (Керн 334-335; сравн. Фуко 1978:38).

Однако, по мнению Майкла Мейсона, (9-12) первые двадцать лет XX века в Англии также породили сильнейшую реакцию против сексуальных ценностей викторианской эпохи. У многих авторов, таких как Хэвлок Эллис (Havelock Ellis), Эдвард Карпентер (Edward Carpenter) и Д. Х. Лоуренс (D. H. Lawrence), прослеживалось все возрастающее количество критики репрессивного благочестия викторианского общества и все более громкий призыв к социальному и сексуальному раскрепощению. Как говорит Карпентер, «Странный период человеческой эволюции – викторианская эпоха… ознаменовала собой самое низкое падение нравов современного цивилизованного общества: период, когда… лицемерие религии, замалчивание секса как чего-то непристойного… жестокое исключение женского начала из каждого естественного проявления жизни – все это достигло такого нелепого размаха, который нам сейчас невозможно даже представить». (321-322).

Кроули – это яркий пример растущего выступления против викторианской морали и призыва к сексуальной свободе. Но в то же время Кроули зашел значительно дальше кого-либо в свою эпоху, умышленно намереваясь уничтожить викторианский социальный порядок посредством гиперпотребления и излишеств. Большая часть его магических практик концентрировалась конкретно вокруг «непродуктивных» и по викторианским стандартам физически и морально опасных действий, таких как мастурбация и гомосексуальные акты. Согласно Лесли Холл (Lesley Hall), мастурбация была «порицаема везде и всюду во всем викторианском обществе» и считалась не только источником морального упадка, но и эпилепсии и сумасшествия. Также и  гомосексуальность была одним из основных действий, которое нарушало «границы мужественности», очерченные средним классом викторианского общества, и таким образом самой большой угрозой продуктивному, эффективному и здоровому социальному стержню (Холл: 26). Ну и в конечном счете наиболее шокирующим стало то, что Кроули нарушил священную границу между религией и чувственностью, превратив секс в святое таинство и используя сперму, менструальную кровь и экскременты как составляющие элементы своих магических обрядов.

Предположу, что большая часть удивительной силы, которую Кроули черпал в сексуальной магии, основывалась в первую очередь на актах трансгрессии – преднамеренном разрушении самых глубоких табу и социальных норм. Согласно Жоржу Батаю, трансгрессия – это не просто вопрос гедонизма или необузданной сексуальной распущенности. Её сила, скорее, состоит в диалектике или игре между табу и трансгрессией, святостью и кощунством, с помощью которой человек может систематически создавать, а затем преступать все возможные законы. И, действительно, чем строже запрет, тем мощнее переживание его нарушения через моральное падение и опровержение правил. Батай комментирует, цитируя Маркиза де Сада, – «снести барьер – это всегда искушение». Страх насыщает [запретный акт] аурой возбуждения. «Не существует ничего» – пишет де Сад, «что может обуздать распущенность». Лучший способ усилить и преумножить чьи-либо желания – это попытаться их ограничить». (1986:48). Ведь сам опыт преступления границ приносит блаженное переживание целостности и общности с другим: «Восторг начинается там, где уходит ужас… Больше чем любое другое, осознание нашей пустотности вводит нас в состояние экзальтации… [М]ы выходим за рамки этого и начинаем осознавать действие трансгрессии» (Батай 1986:69). Нигде эта диалектика между табу и трансгрессией не была так очевидна, как в магии Кроули, которая по большому счету концентрировалась вокруг явного разрушения моральных устоев христианского викторианского мира, в котором он рос.

Таким образом, как и Рэндольф, Кроули был ярким отражением противоречий и страхов своей эпохи, и в то же время он в чем-то опережал свое время. Он не только критиковал викторианскую культуру, в которой вырос, но с помощью своего закона Воли намеревался уничтожить викторианский мир и создать совершенно новую эру в истории человечества. Не один автор затем утверждал, что Кроули предвидел сексуальные революции 1960-х и 1970-х и, возможно, даже наш век массового потребления на стыке тысячелетий. Как говорит Лесли Шеперд (Leslie Shepherd):  «Хорошо, что Кроули опережал свое время; дай ему волю в наши дни, среди нашей одержимости сексом и трансгрессией в современном потребительском обществе, он бы захватил мир штурмом» (Кроули 1970: vii).

 

ВСЕМОГУЩИЙ ООМ: ПЬЕР БЕРНАР И АМЕРИКАНИЗАЦИЯ TАНТРЫ

 

«В наше время и в наш век, когда тему полов принято избегать, нас учат, что сексуальное желание является животной потребностью, и его нужно подавлять и скрывать… неудивительно, что большинство людей не видят огромного значения сексуальной природы… Они не понимают, что это — не только основа нашего существования, но и… источник человеческой жизни и счастья».

 Пьер Бернар, “Tantrik Worship: The Basis of Religion” (1906:71) 

 

 

 

«Ловкач, йог, атлет, президент банка, основатель Тантрического ордена в Америке и учредитель Загородного клуба Кларкстаун… удивительный “Доктор” Бернар был всем этим одновременно. Он так же был Всемогущим Оомом, чьими последователями были некоторые из самых выдающихся людей Америки». 

Чарльз Босвэлл, “Большая шумиха вокруг Всемогущего Оома”(31)

 

Уже в работах Кёльнера, Кроули и других, имеющих отношение к О.Т.О., западная традиция magia sexualis начала смешиваться, и её даже стали путать с индийской традицией тантры. Состоящая из большого количества чрезвычайно сложных текстов, традиций, ритуалов, тантра, по существу, является формой духовной практики, которая появилась в индуистской, буддийской и джайнийской традициях в IV-V вв. н.э. Тантра долго имела достаточно скандальную репутацию как среди индийских умов, так и среди западных, по большей части в связи с тем, что физическое тело, чувственные удовольствия, а иногда и сексуальные взаимодействия использовались, как средства духовного освобождения (см. Урбан 2001б, 2003; Уайт: 9-10); однако, когда тантра начала проникать на Запад в XIX и XX веках, её все больше и больше стали отождествлять с её сексуальными аспектами и определять, как «духовный секс» (Урбан 2000). [15]

Одной из самых важных личностей в процессе продвижения тантры на Запад, а также её слияния с западной сексуальной магией был яркий, загадочный и весьма скандальный человек по имени Пьер Арнольд Бернар.

Пользующийся дурной славой в прессе, Бернар, «Всемогущий Оом», утверждал, что путешествовал по странам Востока с целью привезти секреты учения тантры в свою страну, а затем учредил первый «Тантрический орден Америки» в 1906-м году. Окруженный сплетнями и слухами относительно сексуальной свободы, которой он и его последователи (которыми чаще всего были женщины) наслаждались, Бернар стал совершенным образцом тантры в её уникальной  американской инкарнации. Опережая более поздних американских гуру, таких как небезызвестный Бхагаван Шри Раджниш (Bhagwan Shree Rajneesh), он был первым кто очень выгодно коммерциализировал тантрический секс.

О молодости Бернара не известно практически ничего. Даже кажется, что он хорошо постарался, чтобы скрыть свое происхождение за завесой фиктивных личностей и фальшивой биографии, часто используя личину «Питера Кунса» из Айовы.[16] Вероятно, родившись в 1875-ом году в калифорнийской семье среднего класса, Бернар оставил дом подростком для того, чтобы проложить свой путь в Индию, где он изучал «древние санскритские труды и методы излечения недугов души и тела». После обучения в Кашмире и Бенгале он, по его словам, получил титул «шастри» и был посвящён во внутренние таинства тантрических практик. По возвращении в Америку он начал представляться уже как «доктор» и, довольствуясь случайным заработком, начал изучать гипноз. К 1900-му году он стал достаточно известным мастером гипноза, который, используя техники йоги, мог погрузить себя в состояние, имитирующее смерть (Дуглас: 192, рисунок 3).

В 1904 г. Бернар открыл клинику в Сан-Франциско – «академию Бакчант», где он обучал своим собственным версиям самогипноза и йоги. Уже тогда Бернар оказался втянут в скандал – калифорнийская пресса обвинила академию том, что она «создана для молодых женщин, заинтересованных в изучении гипноза и чар души, под которым подразумеваются тайны отношений между полами» (Дуглас: 195). Где-то в 1906-1907 гг. Бернар также основал первый Тантрический орден Америки вместе с сопутствующим ему журналом, устав посвящения в котором гласил:

«Как слеза с неба, он упал в Океан ТАНТРИЧЕСКОГО БРАТСТВА на землю, навечно пришвартованный к гавани довольства, у двери храма мудрости, и ему было открыто знание Высочайшего…

Вооружённый ключом от святилища божественной символичности, в котором хранятся секреты мудрости и силы, он больше не существует во плоти… но он проявил себя как достойный получить знание... чтобы парить над миром и смотреть на него сверху вниз; чтобы облагородить страсти и разжечь воображение… чтобы относиться ко всему безразлично; чтобы знать, что религия – это культ незримой человеческой силы… чтобы наслаждаться достатком, щедростью и славой… Он научился любить жизнь и понимать смерть» (1906:96-97).

После землетрясения в Сан-Франциско в 1906-ом году Бернар оставил Калифорнию и переехал в Нью-Йорк, где и открыл своё «Восточное святилище» в 1910-ом году. Обучающее хатха-йоге в комнатах на нижнем этаже и проводящее секретные тантрические инициации наверху, «Восточное святилище» быстро стало поводом для скандалов в нью-йоркской прессе. Скандально известный «Всемогущий Оом» был обвинён в похищении людей и даже ненадолго попал в тюрьму, однако позже все обвинения были сняты. «Я не могу рассказать вам, как Бернар получил контроль надо мной и другими», – сказала одна из мнимых жертв похищения, Целла Хопп (Zella Hopp). «Он самый прекрасный мужчина в мире. Никакая женщина не может устоять перед ним» (Санн (Sann): 190) Такими же слухами был окружён Нью-Йоркский колледж санскрита, который Бернар основал несколькими годами спустя. Пресса писала о «дикой восточной музыке и женских криках, но не таких, что указывали бы на страдание» (Дуглас: 195). 

К 1918 году Бернар переехал в большое поместье площадью 72 акра в Найаке, Нью-Йорк, которое он переименовал в «загородный клуб Кларкстоун» и там создал собственное утопическое тантрическое сообщество.

Роскошный земельный участок с 30-комнатным георгианским особняком, клуб был создан, чтобы стать «местом, где философ сможет танцевать, а дурак будет обеспечен думающей шляпой!» (Бернар, 1935). Позже он также приобрел огромную собственность, известную как Муринг, и открыл сеть тантрических клиник, включая центры в Нью-Йорке и летний тантрический лагерь на Лонг Айленде. Его клиники были известны  тем, что привлекали самых богатых, самых состоятельных клиентов, включая членов семьи Вандербильт, композитора Сирила Скотта, Леопольда Стоковски и многих других. Согласно журналу «Город и Страна» выпуска 1941 года, – «каждый час лимузины и такси подъезжают ко входу к клинике доктора Бернара в Нью-Йорке. В мраморном холле за кованой железной дверью… красивая секретарша принимает записи на прием» (Дуглас: 198). Совсем не удивительно, что Бернар быстро достиг приличного  богатства, славы и статуса: «Почти в одночасье Оом обнаружил себя владеющим большим количеством денег, чем он когда-либо смел мечтать, а также вождём племени последователей, мужчин и женщин… со временем их стало уже больше двух сотен, среди которых были одни из самых известных людей Америки». (Санн: 189).

Многие аспекты яркой жизни и скандальной карьеры Пьера Бернара были схожи с жизнью одиозного Великого Зверя – Алистера Кроули. На самом деле, их дороги даже ненадолго пересеклись. Учение Кроули о сексуальной магии не только немного напоминало американскую тантру Бернара, Кроули также состоял в прямом контакте с членами его тантрического ордена в 1920-х. Кроули познакомился со своей Алой женщиной через её сестру Алму в Нью-Йорке в 1918-м году. Сама Алма являлась ученицей Бернара в Нью-Йорке и была глубоко увлечена тантрическим орденом; тем не менее, позже она опубликовала обличающую статью о группе Бернара (под псевдонимом Марион Докерил (Marion Dockerill)) под названием «Моя жизнь в любовном культе: предостережение всем молодым девушкам» (1928). Лоуренс Сатин описал ее так: «Алма имела безудержный интерес к оккультизму и стала… последовательницей мастера по имени Пьер Бернар, который… обучал учеников своего «Секретного тантрического ордена» некоторой форме сексуальной магии. Алма какое-то время была Высшей Жрицей Оома, но вскоре отреклась… Существуют … явные параллели между судьбами Алмы – Верховной Жрицы и Леи – Алой Женщины» (247). Параллель между сестрами – супругами Кроули и Бернара весьма очевидна. И Кроули, и Бернар обрели известность среди  населения Запада в образе высших жрецов секретных тантрических орденов; оба подвергались нападкам прессы и клевете, по большей части из-за их скандальных сексуальных практик.  

 

Как и сексуальная магия Кроули, тантрические учения Бернара всегда были окружены определённой аурой секретности и элитарности. По своей сути настолько глубокие и потенциально опасные, они должны были быть доступны исключительно немногочисленным посвящённым. Так, например, международный журнал «Тантрический орден», цитируя Куларнава Тантру (Kularnava Tantra), писал, что «основные обряды последователей тантры происходили за закрытыми дверями в полной секретности. Таковы были принципы тантры… «Систему Каулы нужно беречь от непосвященных животных так…, как берегут деньги… от воров» (Бернар 1906:27).   

По данным полиции, полученным в результате облав на клиники Бернара, вход в здание обеспечивался подачей секретного сигнала и последовательной комбинацией звонков дверного колокольчика. Кроме того, казалось, там существовала определённая иерархия адептов, на низших уровнях посвящения практиковавших йогу и физические упражнения, в то время как «внутренний круг», именовавшийся «Секретным Орденом Тантры», был занят более эзотеричными тантрическими ритуалами на верхних этажах: «На первом этаже они обнаружили пустую комнату, где клиенты, выбравшие для себя физические упражнения Оома, заплатив 100 долларов за занятие, усиленно тренировались, чтобы сделать тело красивым. Наверху же… на тюфяках, покрытых матерчатых чехлами, лица внутреннего круга участвовали в тайных церемониях... Постояльцы верхних этажей, проходя медицинское обследование, должны были платить большие суммы и затем перед посвящением в культ подписывать свои имена кровью» (Санн: 189).

Популярная пресса предлагает нам довольно картинное и, пожалуй, наверняка выдуманное описание секретных тантрических ритуалов Бернара и оккультной инициации в мистические темные техники.

Во время тантрических церемоний Оом сидел на своем троне в тюрбане, шёлковом халате, мешковатых турецких штанах, размахивал скипетром. Он также неизменно курил одну из длинных чёрных сигар, на которых был буквально помешан…

Новичок смотрит на Доктора Бернара как на верховного жреца, практически как на полубога. Он преклоняет колено перед Доктором Бернаром и произносит: «Будь мне истинным гуру; будь любящим учителем тантры». Затем все присутствующие склоняли головы …и вторили в унисон: «Оом ман на падма Оом». Это пелось снова и снова в монотонном ритуальном песнопении, подобном барабанному бою в лесу, и этим предполагалось ...ввести в состояние экстаза». (Босвелл: 32).

Вероятно, существовала некоторая действительная потребность в секретности тантрических практик Бернара, особенно в контексте викторианского мироощущения начала XX столетия в Америке. Большинство покинувших Кларкстоунский загородный клуб Бернара говорили, что основная духовная практика здесь была сосредоточена вокруг получения полного удовольствия от физического тела и совершенного освобождения сексуального удовольствия. Как писал Международный журнал тантрического ордена, человеческое тело есть высшее создание в этой вселенной и идеальное место для поклонения – настоящего, облечённого в плоть и кровь, чувственного поклонения, не имеющего нужды в церквях из камня или показном духовенстве: «Воображение, приученное к хорошим навыкам, уже не поклоняется перед алтарями в церквях, пагодах и мечетях, ибо это было бы кощунством по отношению к самому большому, самому важному и величайшему храму вселенной, чудом из чудес – человеческому телу» (Бернар 1906:105). 

 

Также как и танец, йога или любая иная форма физического выражения, секс для Бернара, был духовной дисциплиной и способом как проявления, так и достижения божественного в физическом теле. Как он писал в статье «Тантрическое поклонение»: «Импульс, оживляющий всю органическую жизнь, – это сексуальный инстинкт. Это именно то, что лежит в основе борьбы за выживание в животном мире и является источником всего человеческого стремления... Это родство, притягивающее два пола друг к другу ... самая сильная предпосылка человеческого рода и основание для самой благородной человеческой мысли» (1906:71). До сих пор в современной западной культуре глубокие тайны сексуальной любви были неразумно подавлены, низведены невежественными и самодовольными ханжами в царство безнравственности: «В наш век и в наше время, когда тем, касающихся полов, обычно избегают, нас учат, что сексуальное влечение – есть животный инстинкт, который нужно скрывать… таким образом, неудивительно, что большинство людей не видят огромного значения природы сексуальности» (Бернар 1906:71).   

В соответствии с описанием одного из своих учеников, Бернар – среди тех немногих нынешних учителей, кто признаёт естественную, непосредственную красоту и власть секса, которая является ничем другим, как выражением нашего собственного родства с Божественным: «Секс обсуждается естественно… Доктор Бернар верит, что мужчина и женщина могут узнать многое о жизни, изучая многое об игре и любви. Он учит восточному представлению о любви в противоположность сдержанным западным идеям. Любовь в своих физических аспектах сродни музыке и поэзии. Она объединяет мужчину и женщину с бесконечностью» (Босвелл: 31).

По-видимому, Бернар также считал, что для освобождения сексуального потенциала определённым лицам (в частности, чрезмерно подавленным женщинам викторианской эпохи) могут понадобиться радикальные хирургические меры. Сексуально нечувствительным или «десенсибилизированным женщинам» можно было бы помочь разновидностью частичного обрезания, в котором хирургическим путём удаляется клиторальный капюшон; предполагается, что подобная операция улучшает женскую восприимчивость, обнажая клиторальную железу для прямой стимуляции (Дуглас (Douglas): 197). [17]

Hе удивительно, что популярная пресса того времени без конца развлекалась обсуждением скандальных практиках Бернара. Действительно, в викторианском воображении клиники Бернара, казалось, представляли собой нечто шокирующее, и, тем или иным образом, удивительно дразнящее; нечто восхитительно трансгрессивное, в этом мире, где секс во имя деторождения вместе с гетероксесуальным браком – нерушимые столпы приличного общества: «Обряды чрезвычайно безнравственны и чаще всего призывают к поклонению Шакти, богине женской энергии… Пара, овладевшая ритуалом, …может заниматься любовью час за часом без снижения мужской потенции и женского желания» (Босвелл: 85).

Кажется неизбежным, что тантрические клиники Бернара вызвали жалобы соседей, а также привлекали внимание властей. Ф. Х. Ганс, живший в апартаментах напротив, сообщал о недовольстве жильцов окрестных домов: «То, что я и моя жена лицезрели в окнах этого дома – скандально. Мы видели полураздетых мужчин и женщин. Женские стоны смешивались с дикой восточной музыкой» (Санн: 190).

В Найаке, где Бернар считался богатым и уважаемым гражданином, власти, по-видимому, получали множество жалоб на его скандальную тантрическую клинику; неохотно, но полиция была вынуждена отправиться исследовать поместье верхом:

«Найак заключил, что Оом руководит любовным культом. Местные ханжи закудахтали и подняли переполох. Оом, очевидно, опасен для молодежи и должен быть изгнан из города. Однако полиция Найака отказалась действовать. Ом был богатым налогоплательщиком. Поэтому блюстители нравов пожаловались полиции штата Нью-Йорк. Той же ночью, когда они получили жалобу, отряд солдат поскакал к поместью Оома, остановившись близ главного здания» (Босвелл: 91).

За вершиной славы последовал крутой спуск к скандальным происшествиям, казалось, что Бернар удалился от дел в довольно тихую и спокойную дальнейшую жизнь. Наслаждаясь изобильным образом жизни, Бернар был известен своими празднованиями годовщин свадьбы и юбилеев, щедрой поддержкой профессионального бейсбола и бокса, инвестициями в места проведения спортивных мероприятий, таких как стадион для бейсбола и собачьих бегов, а также строительством аэропорта. Состояние Бернара, имевшего пристрастие к коллекционированию хороших автомобилей, таких как роллс-ройсы, стуцы и линкольны, в лучшие годы оценивалось в 12 миллионов. Как Бернар однажды описал себя сам: «Я – любопытная комбинация бизнесмена и верующего учёного». (Дуглас: 204).

Он умер в Нью-Йорке в 1955 году в возрасте восьмидесяти лет.

В целом можно сказать, что загадочная личность Пьера Бернара очень важна для истории сексуальной магии, как минимум, по трём причинам. Во-первых, он был первопроходцем в вопросе передачи тантрического учения в Америку, где оно стало очень популярным и даже слилось с западной традицией сексуальной магии. Во-вторых, он был одной из первых фигур в массовом переосмыслении тантры, как чего-то, в первую очередь, связанного с сексом, физическим удовольствием. В действительности большая часть трудов о «тантре» и «сексуальной магии», продающихся в книжных магазинах в наше время, – это комбинация магии Кроули и (достаточно искаженная) форма индийской тантры. Таким образом, большое количество журналов, видео и текстов под названиями «Сексуальная магия», «Тантра и таро», «Секреты западной тантры» по сути являются смесью индийской тантры и кроулеанской магии секса. (см. Douglas; Frater; Hyatt and  Duquette; Kraig)

И, наконец, как и многие последующие американские гуру тантры, он породил жаркие скандальные сплетни, предвещая роль тантры в американском воображении как нечто удивительно соблазнительное, дразнящее и трансгрессивное.

В этом плане Бернар олицетворяет и отражает отношение к сексуальности в пост-викторианском американском обществе начала XX века. Он – особенно яркий образец того, что Сейдман (7-8) называет «сексуализация любви», которая началась в примерно 1890-ых годах с увеличением интереса к сексуальной природе любви и к сексу как таковому. Так же, как и Кроули, он является отражением пост-викторианской жажды трансгрессии, в понимании Батая – умышленного, даже экстатического нарушения общепринятых моральных границ, как источника возбуждения и раскрепощающего блаженства. Есть ощущение, что во многом привлекательность его учений состояла в возможности преступания ограничений господствующих социальных и религиозных институтов начала XX века Америки, чтобы достичь по настоящему божественного наслаждения и свободы.

В то же время Бернар, даже в большей мере чем Кроули и Рэндольф, опередил многие тенденции, возникшие в конце XX века. Он не только предвидел полемику вокруг сексуального раскрепощения, возникшую в 1960-х и 1970-х годах (см. Сейдман: 8), он также предзнаменовал начало коммерциализации секса, которая на данный момент является неотъемлемой частью современной потребительской культуры. Обслуживая самые богатые и элитные прослойки общества в своих тантрических клиниках и загородных клубах, Бернар создал некоторый брэнд тантрической сексуальной магии, удивительно подходящий для потребительского рынка американского капитализма. По мнению Джеффри Викса (Jeffrey Weeks), предположение, что XX век можно охарактеризовать радикальной сексуальной революцией с полным избавлением от сексуальных запретов, было бы в некоторой степени упрощением. Произошедшее было скорее коммерциализацией секса, превращением его в товар, как часть большего социо-экономического процесса экспансии капитализма во все сферы современной культуры: «Секс давно был частью тебя. К 1950-м он также стал тем, что ты можешь купить не только в виде проституции, но и в виде глянцевой фантазии, выставленной на продажу… Секс был не только плодородной почвой для распространения  капитализма, но и сферой, которую можно развивать намного экзотичнее» (Викс 1985: 23-24). Тантрический орден Бернара был среди самых ранних и самых удивительных примеров коммерциализации секса как духовного товара, обещавшего не только земные наслаждения, но и неземное блаженство после смерти.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ: СЕКСУАЛЬНАЯ МАГИЯ И «СЕКСУАЛЬНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ» В НАШИ ДНИ 

 

 

 

«Секс – одна из самых (а некоторые считают, что и САМАЯ) мощных энергий на планете. ...В наших чреслах лежит энергия, имеющая потенциал для создания ЛЮБОЙ реальности, которую мы хотим. Религия сделала многое, чтобы подавить нашу божественную сексуальную природу и держать в неведении относительно потенциальных возможностей применения сексуальной энергии. Сексуальная магия исходит из предположения, что мощнейший момент человеческого существования – оргазм. Сексуальная магия – это искусство использования сексуального оргазма для создания реальности и/или расширения сознания. Это момент, когда открывается окно в беспредельное богатство беспредельной вселенной».  

 

Джеффри Тай (Jeffrey Tye), “Тантра: сексуальная магия” 

 

 

«Мы совершенно не давали  свободу сексуальности, мы только… довели ее до предела: предела сознания, так как в конечном счете именно таким образом мы можем заглянуть в наше подсознание; до предела закона, так как она является сутью всех универсальных табу». 

Мишель Фуко (1999: 57)  

 

В заключение я бы хотел сделать несколько замечаний о важности таких личностей как Рэндольф, Кроули и Бернар для более глубокого понимания нашей культуры и истории религии. Своими сложными, часто скандальными и даже шокирующими техниками они предоставили нам возможность проникнуть глубоко в суть смены отношения к сексу в Англии и Америке XIX – начала XX века. Наверное, не стоит их уличать как мятежников, диссидентов, разрушающих современное западное общество, они скорее были экстремальным воплощением, даже можно сказать, мощным увеличительным стеклом самых существенных внутренних конфликтов и противоречий современного им общества. Если сопоставить сексуальные техники Рэндольфа, Кроули и Бернара, а также то, как общество реагировало на них, мы сможем увидеть несколько ярко выраженных перемен в системе сексуальных ценностей современной западной культуры. Более консервативная практика сексуальной магии Рэндольфа, к примеру, концентрировалась на святости любви в рамках гетеросексуального брака. Сексуальная магия Кроули, наоборот, отражает пост-викторианское желание трансгрессии и излишеств, желание пошатнуть буржуазный семейный уклад, открыто отрицая викторианские моральные устои. И, напоследок, деятельность Бернара демонстрирует яркое и даже забавное явление начала коммерциализации секса в рамках потребительского общества начала XX века.

Эти три автора были не просто отражением сексуального напряжения конца викторианской эры, они были предвестниками многих внутренних сексуальных конфликтов, существующих в нашем обществе на стыке тысячелетий. В действительности уже последние тридцать лет сексуальная магия Кроули и тантра имеют все большее влияние на западную поп-культуру и новые религиозные движения. В наши дни мы можем не только открывать для себя секреты западной тантры или листать «эротические каталоги» на сайте tantra.com; словосочетание «Американская тантра» в наши дни является зарегистрированной торговой маркой, представляющей множество книг, видео и прочих аксессуаров сексуальной магии в своем онлайн-магазине (Урбан 2000). Как сказал один полный энтузиазма нео-тантрический гуру, Свами Нострадамус Вирато (Swami Nostradamus Virato): «Искусство тантры можно назвать духовным гедонизмом, согласно которому ты можешь пить, есть и наслаждаться жизнью, но при условии полной осознанности!».

Рэндольф, Кроули, Бернар и их последователи являются не только яркими представителями «репрессивной гипотезы», или убеждения, что секс, как таковой, подавлялся нашими викторианскими прародителями; они, скорее, являются воплощением современного поиска освобождения, приятно возбуждающего наслаждения и манящей магической силы, получаемой путем нарушения запретов:

«Если секс подавляется, то есть признан запретным… тогда сам факт, что кто-то говорит об этом, выглядит как умышленное нарушение… Мы отдаём себе отчёт в том, что бросаем вызов существующим законам… Мы знаем, что ведём подрывную деятельность. Что подстрекает наше рвение говорить о сексе в условиях репрессий, так это, несомненно, возможность высказаться против власть предержащих, вымолвить истину и пообещать блаженство, свести воедино освобождение и разнородные удовольствия». (Фуко 1978: 6-7).

Тем не менее, согласно Фуко, мы не столько «раскрепостили» секс, а фактически просто продолжаем по старой привычке бесконечно думать о сексе и разговаривать о нем, описывать, рассуждать и ярлыковать его, не упуская ни одной дразнящей и возбуждающей детали. Наше поколение не столько освободило секс, сколько превратило его в товар и источник прибыли до такой степени, какую Кроули и Бернар в свое время даже представить бы себе не могли: «Средства массовой информации в наши дни с одной стороны утверждают, что шокированы губительной силой плотских желаний, а с другой стороны обрушивают на публику шквал откровенных сексуальных образов, с целью продать все, начиная от джинсов Calvin Klein, заканчивая электрическими дрелями Black and Decker. Сексуальность… наводнила каждый аспект нашей жизни. Сексуальная идентичность стала ключевой определяющей категорией в XX веке» (Макларен (McLaren):1). Но, возможно, то, что мы действительно сделали – это переместили секс в другую крайность – крайность трансгрессии и излишеств, не остановившись, пока не были нарушены все существующие законы и табу: «XX век, бесспорно, открыл родственные категории изнеможения, излишества, предела и трансгрессии – странные и неподатливые формы этих безвозвратных действий, которые нас поглощают и доводят до совершенства» (Фуко 1999: 69). И хотя большая часть беспредельной, как когда-то казалось,  магической силы утеряна, секс остается в наших глазах манящей загадкой, источником бесконечной трансгрессии и нескончаемой полемики.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Здесь я использую словосочетание «викторианская эра» в основном ссылаясь на даты правления королевы Виктории, которое закончилось в 1901-ом году. Тем не менее, различные историки утверждают, что как культурное явление, отражающее определенное отношение к обществу, морали и сексуальности, «викторианская эра» продолжалась до самого XX века (см. Hall: 1-2; Mason; Seidman: 1-8).

2. Понятие современность достаточно трудно определить; здесь я поддержу Юргена Хабермаса (Jürgen Habermas), который выдвигает предположение, что современность берет начало в течениях, уходящих корнями в XVIII век и проект Просвещения. Среди прочего, этот проект был попыткой создать объективную науку и универсальный закон с целью освобождения и избавления от иррациональности мифов, религий и суеверий. Но, вероятно, более всего основой проекта современность явилась фундаментальная вера в личность и возможность прогресса, а также движение к действительно свободному, но хорошо упорядоченному обществу (см. также Оуэн (Owen) 2001:71-77).

3. Согласно наблюдениям Тершуэлл в ее изучении магии и науки конца XIX века, «Страхи по поводу уязвимости и восприимчивости тела и разума перерастают в кризисы сексуальности. Сексуальная и гендерная тревожность проявляются посредством возникновения таких социальных ролей как Новая Женщина и денди; в публичных скандалах, таких как суд Оскара Уайльда; в медикализации, патологизации и криминализации темы гомосексуальности. Глубочайший страх утраты стабильностью традиционных устоев пола и сексуальности проникает в культуру конца XIX века» (2).

4. Фуко пишет: «Общество, которое возникло в XIX веке – буржуазно-капиталистическое, или индустриальное общество … не отвергало наличие секса. Совсем наоборот, оно привело в действие целый механизм для создания должного дискурса на тему секса. Оно не только разговаривало о сексе, а и заставляло всех говорить о нем; оно также начало формулировать единую правду о сексе. Как будто оно подозревало секс в укрывательстве основополагающей тайны» (1978:69).

5. Вулфсон писал: «Взаимоотношения мужского и женского внизу отражает отношения маскулинной  и фемининной силы вверху… Посредством сексуальной связи… союз мужчины и его жены содействует в слиянии мужского и женского божественного аспекта» (92; см. Sefer Ha-Zohar, II, 82a-89b, in Tishby, 3 1391). Несмотря на это, Вулфсон утверждает, что каббалистическая практика не является равноправной, она явно патриархальная и вновь утверждает превосходство мужского над женским, в конечном счете даже поглощение женского начала мужским.

6. К примеру, семя может быть посажено в землю и оплодотворено Воображением для сотворения человеческого создания или гомункула, порожденного без использования физической женщины. На тему понимания Воображения Парацельсом смотрите также “Urban forthcoming; Waite”, 1:122. Кайзер подытожил: «Воображение это Экстасис, то есть магическая проекция, самослияние и зачатие, что предшествует… сознательному действию и делает силу Астрального Духа материальной» (458).

7. Девени разьясняет, «Нуса”ири из Ансаиррех… номинально являются исламской группой, проживающей… в изолированной местности в горах северо-западной Сирии и Латакии».

8. Гудвин отмечает: «К гравитации Ньютона, австрийский доктор Франц Антон Месмер… добавил понятие «животное притяжение», сила, что действует посредством и внутри наших тел через субстанции, значительно более тонкие чем материя… [О]н был убежден в том, что мог обуздать эту силу и использовать ее для целительства» (151).

9. Одним из самых интригующих аспектов сексуальной магии Рэндольфа являлось его частое обращение к языку современной науки, магнетизма и электричества. Он не только представлял всю вселенную в виде поляризации между положительными и отрицательными энергиями, но также рассматривал использование законов магнетического притяжения как ключ к магической силе. К примеру, он использовал «вольты» или конденсаторы чистых жидкостей во многих своих магических техниках (1988:59-67). Вольты – это маленькие фигурки, слепленные в форме людей, на которых производится воздействие. Их «заряжали» жизненной энергией, покрывая смесями различных жидкостей, такими как белое вино, сок листьев лилии, экстрактом мандрагоры и т.д. Заряженная фигурка потом помещалась в спальню на восемь дней, так чтобы «ее было видно во время соития оператора». В случае правильного изготовления вольт становится настолько силен, что дает возможность полного воздействия на выбранный объект, вкладывая в руки хозяина «жизнь и смерть человека» (Рэндольф 1988: 64-67).

10. Рэндольф перечисляет больше сотни методов применения сексуальной магии, в том числе «срыв дурных замыслов», «завязывание торговых отношений», «великая тайна семейного счастья», «сила влияния на других, исключительно финансовая», «разрыв любовных отношений с тем, кто не разделяет ваши чувства», «великий секрет продления жизни» (Девени: 319-325).

11. Кельнер утверждает, что был посвящен арабским факиром Солиман бен Аифха (Soliman ben Aifha) и индийскими йогами Бхима Сен Пратаром и Шри Махатма Агамиа Гуру Парамахамсой, (Bhima Sen Pratap and Sri Mahatma Agamya Guru Paramahamsa) у которых он учился «тайнам йоги и философии пути левой руки, которую он называл сексуальной магией» (Симондс 1958:95). О Ройссе и его познаниях в тантре см. Нейлора (Naylor). Петер Кёниг (1992,1993) приводит доводы, что О.Т.О. не было основано Кельнером, а после его смерти было сформировано Ройссом.

12. Согласно тексту под названием «Тайны Эроса: специально упорядоченные для внешнего круга H.B. of L. Т. Г. Бергойном (T. H. Burgyon)»: «Все сексуальные отношения нужно бережно охранять и принимать в них участие только, хорошо все обдумав… Это та самая фатальная ошибка, которая уничтожила тысячи претендентов на инициацию в оккультизм» (Годвин, Шанель, Девени: 273).

13. Вообще-то, откровение впервые пришло к жене Кроули, Роуз, во время путешествия в Каир, когда якобы голос бога Гора начал говорить через нее. Она позже рассказала, что существом, которое разговаривало через нее, был посланник Гора – Айвасс, но Кроули позднее утверждал, что получил Книгу закона непосредственно от Айвасса, без медиации Роуз.

14. На тему влияния тантры на Кроули см. Сатин: 92,127; Урбан 2001а. Как отмечает Симондс: «Его основной заслугой был мост, проложенный между тантризмом и западной эзотерической традицией и, таким образом, сближение западных и восточных магических техник». (Кроули1969: xxv)

15. Существует много противоречивых определений тантры, которая является обобщающим названием, покрывающим массу текстов, традиций и практик. Одним из наиболее содержательных является определение Уайта, что тантра – это «набор азиатских верований и практик, которые – исходя из принципа что вселенная, которую мы ощущаем, – ни что иное, как реальная демонстрация неземной энергии божества, что создает и управляет этой вселенной – стремятся ритуально получить и направить в определенное русло эту энергию в пределах человеческого микрокосма методами созидания и освобождения». (9) См. также Урбан 2003.

16. Его называли «одновременно пророком и шоуменом», Бернар был человеком «который мог читать лекции о религии с исключительной проницательностью и с такой же легкостью организовать большой цирк, руководить футбольной командой и побеждать, или демонстрировать магию, не уступая самому Гудини» (Charles Potter in Seabrook: 359). В немногочисленные научные труды о жизни и работе Бернара входят работы Урбана 2001а, Дугласа, Уорда и Шепарда. Также существует много докладов для широкой публики, включая Гудмана, Ларднера и Босвела (Goodman, Lardner, and Boswell).

17.  Жена Бернара, Бланше де Ври, также стала преподавать восточные танцы и йогу. Она разработала свою личную «Тантрическую систему здоровья», которую продавала представителям богатых высших классов Нью-Йорка. Она утверждала, что тантра – самое необходимое средство от социальных заболеваний современной Америки, большая часть которых возникает вследствие подавления желаний: «Половина трагедий в доме… и довольно большое количество  суицидов и убийств… происходят из-за врожденного скудоумия среднестатистического англо-саксонского мужчины и женщины в сфере любви»  (Кинг 1971:155).  

 


 

Урбан Х. Magia Sexualis: секс, его секретность и освобождение в современном западном эзотеризме  [Электронный ресурс] /  Х. Урбан.  – Режим доступа: https://www.academia.edu/8979724/Magia_Sexualis

            Urban H. Magia Sexualis: Sex, Secrecy, and Liberation in Modern Western Esotericism [Электронный ресурс] /  H. Urban. – Режим доступа: https://www.academia.edu/8979724/Magia_Sexualis

Центр Тантры Тантра.вип